Аналитика: Интервью Президента АРБ Г.Тосуняна журналу «Долговой Эксперт»

30.04.2010   \  Аналитика АРБ


Журнал «Долговой Эксперт», №2(3), апрель–май 2010

Восстановление кредитования – опора развития экономики

Долговой Эксперт: Можно ли в настоящее время говорить о том, что российская экономика в целом и банковская система, в частности, вышли из кризиса?

Гарегин Тосунян: Считаю, о выходе из кризиса говорить рано. Правда, сейчас мы уже преодолели кризис ликвидности, с которым столкнулись в конце 2008 – начале 2009 года. Меры, предпринятые тогда Правительством, Банком России, Министерством финансов способствовали преодолению острой стадии кризиса. В то время были нужны срочные «вливания» в банковскую систему и экономику в целом, поскольку стоял вопрос о ее выживании. Главное было – спасти финансовую систему от коллапса здесь и сейчас.

Теперь необходимо преодолеть некоторые последствия применения экстренных мер. Здесь можно привести аналогию с больным, проходящим реабилитацию после длительного лечения. Острая фаза болезни пройдена, но организм пациента ослаблен, и некоторые происходящие в нем процессы нарушены.

Нынешнее состояние экономики, по моему мнению, связано с низкой ее капитализацией (в частности, банковской системы), отсутствием долгосрочного кредитования, все еще высокими процентными ставками по кредитам, высокой инфляцией, неразвитой финансовой инфраструктурой, недостаточным объемом внешних и внутренних инвестиций.

Хочу отметить, что крайне важным для банковской системы является снижение ставки рефинансирования, проводимое Центробанком (с 13% в прошлом году до 8,5% в нынешнем). Это уменьшение существенно как таковое, но, главное, обозначен тренд – для банкиров важно, чтобы ставка рефинансирования не увеличивалась. Такой рост может произойти, например, в связи со снижением стоимости нефти или возникновением колебаний курсов валют (в этом случае государство будет вынуждено «сжать» денежную массу, чтобы избежать инфляции).

Если ставка рефинансирования возрастет, а проценты по выданным кредитам останутся прежними (напомню, что недавно был принят закон, по которому их нельзя изменять), банкиры понесут значительные убытки. Исходя из этого, если же кредитные организации будут знать, что ставка рефинансирования в ближайшие годы не увеличится, то и кредиты станут постепенно дешеветь.

К сожалению, несмотря на снижение ставки рефинансирования уменьшение стоимости кредитов происходит слишком медленно. Сейчас в среднем реальная величина процентных ставок больше 10-15%.

Основная причина высокой процентной ставки заключается не в «жадности» банков, которую можно умерить внешней конкурентной средой. Дело в том, что кредитным организациям приходится закладывать в нее, помимо затрат на резервирование и выполнение требований регуляторов, базовой стоимости (цена ресурсов на рынке, определяемая реальной ценой рефинансирования) и операционных расходов, большие риски.

ДЭ: Какова роль государства в развитии сферы кредитования? Какую политику должны вести власти и представители банковского сообщества, чтобы поддержать развитие этого направления?

ГТ: Развитие кредитного рынка – задача не одних кредитных организаций, а государства в целом. Только при таком подходе можно решить многие социальные проблемы – поддержать малый и средний бизнес, помочь малоимущим слоям населения, в том числе в покупке жилья. Свертывание государственных программ поддержки банков нынешних условиях надо осуществлять крайне осторожно, иначе это очень негативно отразится на финансовом секторе в целом.

Более того, финансовые власти почему-то считают, что уменьшение объемов кредитования приведет к снижению инфляции и, следовательно, ставок по кредитам.

Однако в реальности между инфляцией и кредитованием имеется обратная связь. Снижение объемов кредитного портфеля на 1% приводит в течение двух месяцев к росту месячной инфляции на 0,29-0,31%. Это объясняется нехваткой оборотных средств – предприятия вынуждены закладывать дефицит финансовых ресурсов в цену продукции.

Следует отметить, что для ускоренного возврата экономики к докризисному уровню объем кредитования уже в 2010-2012 годах должен увеличиваться не менее чем на 20-30% ежегодно.

ДЭ: Как повысить кредитную активность банков?

ГТ: Мы считаем, что, если кредитная организация на протяжении длительного периода работала без пререканий, надзор за ней должен быть таким, чтобы она сама могла оценивать свои риски по выданным кредитам и формировать резервы. Например, можно было бы разрешить банку не переводить заемщика, у которого изменились обстоятельства, в другую категорию, если у того имеется обеспечение, с реализацией которого не будет сложностей, или есть вероятность того, что клиент в ближайшем будущем восстановит свое финансовое положение.

В целом деятельность регулятора необходимо сосредоточить на кредитных организациях, которые неоднократно, злостно нарушают правила ведения бизнеса. Это повлекло бы снижение затрат банков и опять же уменьшение процентной ставки по выдаваемым ими кредитам.

Росту объема выданных кредитов и уменьшению процентной ставки способствовало бы введение упрощенной процедуры взыскания долга. Если банк будет знать, что может реализовать залог во внесудебном порядке, то он может спокойно кредитовать под более низкий процент. Пока эта проблема не решена, так как некоторые «радетели интересов трудящихся», выступающие против введения данной меры, заявляют, что она может привести к ущемлению прав заемщиков.

ДЭ: Кому охотнее во время кризиса банки выдавали кредиты – малым и средним или крупным предприятиям?

ГТ: Крупные компании во время кризиса не испытывали дефицита в кредитовании. Банку, наоборот, было сложнее найти клиента, готового взять кредит, чем заемщику – организацию, которая согласилась бы его кредитовать. Соответственно, кредиторы начинают конкурировать друг с другом. Они готовы опускать процентную ставку даже ниже уровня разумного.

Для остальных же – простых участников рынка - процентные ставки заметно взлетели, так как банки, не желая оказаться в состоянии кризиса долгосрочной ликвидности, заложили возможные риски именно в стоимость кредитов, выдаваемых малому и среднему бизнесу. Сейчас банки кредитуют средние предприятия с хорошей кредитной историей под 15-17% (в лучшем случае – 13-15%).

ДЭ: Каким образом складывается ситуация на ипотечном рынке в настоящее время, и что Вы могли бы предложить для ее улучшения?

ГТ: Тех, кто в настоящее время может позволить себе ипотечный кредит, заплатив 20-30% стоимости квартиры в качестве первоначального взноса, сложно отнести к категории малоимущих. При этом единой государственной политики поддержки ипотечного кредитования для этих слоев населения нет.

В качестве примера успешной деятельности властей в этой сфере можно привести Канаду. Там в 50-х годах прошлого века было создано Агентство по страхованию ипотечных кредитов, которое страховало как тело кредита, так и проценты по нему. Принять участие в этой программе могли только те граждане, которые относились к категории малоимущих и впервые брали ипотечный кредит для решения жилищных проблем. Банки с удовольствием выдавали им кредиты, потому что все риски государство брало на себя. В результате процентные ставки по кредитам становились все меньше. За 20 лет, на протяжении которых действовала эта программа, число бездомных в стране резко уменьшилось.

Только при помощи такого метода в России можно решить проблему жилья. Первый шаг к этому – создание при Агентстве ипотечного жилищного кредитования Агентства по реструктуризации ипотечных жилищных кредитов, следующий – появление другого дочернего предприятия АИЖК, на этот раз Агентства по страхованию ипотечных жилищных кредитов. Однако в данном проекте необходимо особо выделить слой малоимущих и гарантии государства.

ДЭ: Дайте, пожалуйста, оценку ситуации по просроченным кредитам физических лиц. Могут ли банки надеяться на возврат хотя бы части этих кредитов?

ГТ: Сейчас многие готовы брать и обслуживать кредиты, но далеко не всегда в состоянии их вернуть. Как правило, это происходит не по злому умыслу, а скорее из-за финансовой неграмотности заемщиков. К примеру, гражданин, решив получить кредит и рассчитывая, сколько он будет платить ежемесячно, далеко не всегда учитывает, что должен погашать еще и тело кредита. Он это начинает понимать, когда у него уже накопилась просроченная задолженность. В результате он начинает ссылаться на изменившиеся обстоятельства: потерю работы, ухудшение финансового положения и т.п.

Чтобы избежать этой ситуации, нужно проводить разъяснительную работу как с заемщиками, так и с представителями банковского сообщества. Банки после бума потребительского кредитования стали понимать, что стремление выдавать кредит»на потоке» – не самый лучший подход к построению бизнеса. Банк, конечно, должен уметь оценить, сможет ли клиент погасить заем, пусть даже в ущерб количеству выданных кредитов. Поэтому после кризиса сознание банковских руководителей сильно изменилось. Они заметно пересмотрели системы управления рисками, может, даже впав при этом в другую крайность – сокращение кредитования. В частности, выдача потребительских кредитов в 2009 году уменьшилась на 11%.

По оценкам некоторых экспертов, просроченная задолженность в конце 2009 года выросла до 10-12%, а в первой половине 2010 года она может еще увеличиться Мне кажется, что рост просрочки остановился. Создаваемые при этом избыточные резервы плохо сказываются на деятельности кредитных организаций и мешают им возобновить и развивать кредитование.

Однако в конце августа прошлого года должники постепенно начали погашать свои кредиты. Видимо, это связано с тем, что население постепенно стало убеждаться в неверности принципа, согласно которому «долги платят только трусы».

ДЭ: Как Вы относитесь к инициативе Минэкономразвития по созданию законопроекта о банкротстве физических лиц и внесению поправок в текст закона «О банкротстве юридических лиц»?

ГТ: В целом мы положительно относимся к этим инициативам, но считаем, что в случае с законопроектом о банкротстве физических лиц необходимо проработать вопросы о сроках реабилитационного периода, «периода ожидания»между двумя банкротствами и других сроках и процедурах. Необходимо обеспечить более четкий баланс интересов должника и кредитора (сейчас в законопроекте большее внимание уделяется интересам заемщика).

Авторы обоих документов предложили ввести пятилетний реабилитационный период для всех категорий должников. Неплательщик за это время должен составить программу погашения задолженности, а кредитор не имеет права требовать от него выплаты долга. В результате банки по вполне понятным причинам просто перестанут кредитовать.

Эти нормативные акты должны быть приняты, но не в таком виде, в котором они существуют сейчас. К примеру, я предлагаю сократить реабилитационный период до трех месяцев в случае с физическими лицами и шести для юридических лиц. Другой вариант – поставить сроки реструктуризации задолженности в четкую зависимость от суммы долга и доходов заемщика.

Будем надеяться, что в 2010 году кризис будет преодолен, и начнется нормальный рост экономики, основанной на доступном кредитовании.

«Долговой Эксперт» ( №2, 2010).
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Аналитика    Сегодня 11:40

Инфляция останется низкой

Бюллетень Банка России «О чем говорят тренды» № 5 / Июль 2018 г.

Аналитика    Сегодня 11:34

Еженедельный обзор валютного рынка

Аналитический материал Промсвязьбанка от 16 июля.

Это интересно    Сегодня 10:06

ICO, проведенное бывшим гангстером из Макао, собрало $750 млн за 5 минут

Бывший член Триады из Макао Ван «Сломанный зуб» Куок-кой провел первоначальное размещение монет HB для игровой индустрии, собрав $750 млн всего за пять минут, сообщает South China Morning Post.

Это интересно    13.07.2018 20:18

Воры просверлили банкомат по инструкции в даркнете и потерпели фиаско

Злоумышленники из Белоруссии попытались обокрасть банкомат, используя вредоносное программное обеспечение и сверло. Об оригинальном способе хищения сообщается на сайте МВД республики.