Аналитика: Интервью Президента АРБ Г.Тосуняна радиостанции ЭХО МОСКВЫ

20.08.2007   \  Аналитика АРБ


Радиостанция «Эхо Москвы»: Разворот,
Пятница, 17 августа 2007

Ведущие: Александр Плющев, Ирина Меркулова
Гости: Гарегин Тосунян
глава Ассоциации российских банков


А.ПЛЮЩЕВ: Вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы», угрожает ли России финансовый кризис, о том, как влияет на ситуацию с потребительскими кредитами в России отмена банком «Русский стандарт» ежемесячных комиссий по кредитам, мы будем сегодня говорить как с вами, так и с Гарегином Тосуняном, главой Ассоциации российских банков. Он у нас сейчас на прямой линии. Гарегин Ашотович, добрый день.

Г.ТОСУНЯН: Добрый день.

И.МЕРКУЛОВА: Давайте разберемся, ожидает ли Россию новый кризис, подобный тому, что был несколько лет назад 17 августа.

Г.ТОСУНЯН: Я надеюсь, что нет, не ожидает. Я надеюсь, слишком серьезные уроки извлекли мы из того очень неприятного и очень серьезного события. И, конечно, никаких оснований нет. Другое дело, что лето, как вы говорите, в жару видят всякие предкризисные явления, я уже не первый год помню, как летом мы начинаем постоянные разговоры о кризисе. Хотя понятно, что мировой финансовый рынок лихорадит, но только к России это такого прямого и негативного отношения не имеет.

И.МЕРКУЛОВА: Гарегин Ашотович, но ведь рынок тоже падает наш фондовый, и потери в денежном времени за последние дни эксперты оценивают в 35 млрд. долларов, по-моему, это немаленькая сумма.

Г.ТОСУНЯН: Немаленькая сумма, но когда падает фондовый рынок, то наращивается рынок банковский, депозитов, когда падает фондовый рынок, наращивается рынок, допустим, золотых и других драгоценных металлов. Т.е. рынок, он имеет особенность не просто падать, а переливаться из одного сегмента в другой. Поэтому надо рассматривать это как определенное кризисное явление на одном сегменте рынка, но они же являются и источником пополнения других сегментов рынка. Поэтому для банковского рынка, я думаю, что нет никаких оснований для опасений.

А.ПЛЮЩЕВ: Вы упомянули о том, что России это мало угрожает, потому что мы, как я понял из ваших слов, не так уж и сильно связаны с мировым рынком. Действительно ли эта связь такая призрачная, что те волнения, которые происходят на мировых рынках, нам не грозят?

Г.ТОСУНЯН: Нет, это не так. Мы достаточно уже связаны, мы в достаточной степени интегрировались и продолжаем интегрироваться в мировой рынок. Другое дело, что фондовый рынок, может быть, не настолько развит в России, с одной стороны, а, с другой стороны, объемы и масштабы, конечно, нашего рынка, они пока несоизмеримы с ведущими странами. С другой стороны, когда происходит, опять же, хочу сказать, что принцип сообщающихся сосудов, когда на определенных сегментах рынка происходит падение, то это, тем не менее, имеет и свою позитивную сторону для других сегментов, в том числе, и для стран. Поэтому рассматривать только линейно, что раз всюду есть проблемы, то это значит – проблемы для всех, предрекать себе какие-то негативные последствия, для российского рынка, это слишком упрощенно, наверное, неправильно.

И.МЕРКУЛОВА: Скажите, а с основными валютами какие-то изменения будут происходить в ближайшее время?

Г.ТОСУНЯН: Что касается основных валют, во-первых, сразу хочу оговорить. Я не такой специалист в валютном рынке, чтобы прямо какие-то предсказывать события, но хочу отметить, что это больше зависит от политики, которую проводят страны, владеющие этой валютой, чем только от экономических составляющих. Поэтому вы понимаете, что здесь основная игра идет на взаимоотношениях Европы и Америки и на их валютах. Россия в этой ситуации может не только иметь, опять же, свои риски, но иметь и позитивный для себя исход. В этом плане то, что рубль укреплен, сейчас не так сильно зависит от одной из валют, это хорошо, надо это тоже иметь в виду.

И.МЕРКУЛОВА: Теперь, если позволите, давайте о ситуации в банковской сфере поговорим. Генпрокуратура вмешалась в деятельность банка «Русский стандарт», который взимал ежемесячные комиссии по всем видам кредитов. В общем, видимо, теперь банк перестанет это делать. Как это может отразиться на деятельности других банков?

Г.ТОСУНЯН: По данному вопросу каждый банк самостоятельно принимает решение, как вы видите, Генпрокуратура не ко всем банкам обратилась. Такая четырехсторонняя комиссия, которая была создана, она касалась именно одного банка, в связи с рядом обстоятельств. Наверное, в том числе, и с тем, что он лидировал на этом рынке и лидирует, с другой стороны, в связи с тем, что, наверное, несколько зашкаливал и в своих комиссионных, и в своих взаимоотношениях с клиентами. Если банк сделал из этого правильные выводы и решил, таким образом, как-то нивелировать свои отношения с клиентами, объявив так называемую амнистию, это хорошо, это говорит о том, что и банки могут делать иногда такие красивые шаги, признавать свои ошибки. Но это касается отдельно взятого банка. Я очень не хотел бы, чтобы это обобщалось и экстраполировалось на остальные банки, потому что другие банки, умеренные в своих комиссионных, умеренные в своих аппетитах по отношению к клиентам, они не обязаны вслед за «Русским стандартом» отменять комиссионные, отменять свои какие-то иные проценты, потому что они действуют в другом формате. Дай бог, чтобы каждый имел право принимать решения, исходя из своих экономических отношений с клиентом.

И.МЕРКУЛОВА: Судя по всему, проблема завышенных процентов по кредитам, она достаточно распространена у нас. По некоторым данным, россиянин платит за взятый кредит в 10 раз больше, чем европеец. Вы как-то можете прокомментировать это?

Г.ТОСУНЯН: Нет, давайте так. Во-первых, на самом деле, не платят они в 10 раз больше уже хотя бы потому, что давайте все это нормировать на инфляцию, соответственно, на те страховые взносы, которые за рубежом, когда вы берете в других странах, когда вы берете кредиты, то вы платите параллельно за многие, многие риски. А у нас получается, что эти риски все полностью лежат на банках. И поэтому банки, действительно, в процентную ставку вкладывают или в комиссионные проценты вкладывают эти риски. Поэтому будет очень необъективно, если с ручкой и линейкой рассчитать все эти платежи, то окажется, что у нас отнюдь не много-много выше проценты, как вы говорите, тем более не в десятки раз, это неправда.

И.МЕРКУЛОВА: Это не я говорю.

Г.ТОСУНЯН: А что касается…

И.МЕРКУЛОВА: Да, прошу вас.

Г.ТОСУНЯН: То, что касается немножечко раздутого ажиотажа ввиду того, что один или два или три банка завышали или завышают эти проценты, то типичный пример, тот, кто завысил, признал, снял соответствующий накал страстей, но только не надо обобщать это на все банки, тем более на большинство банков.

А.ПЛЮЩЕВ: Гарегин Ашотович, значит ли это, что теперь на нашем рынке нет или, в основном, нет банков, которые завышают проценты? Я бы даже сказал, скажем так, завышают скрытые проценты? Потому что все, что мы говорим сейчас, это слово еще не звучало, но все это касается же скрытых платежей.

Г.ТОСУНЯН: Нет, это не значит.

А.ПЛЮЩЕВ: Мелким шрифтом.

Г.ТОСУНЯН: Я бы и в эту сторону тоже не обобщал, не говорил, что теперь все идеально, прямо все остальные банки совершенно ничего, никаких скрытых процентов не имеют. Но я бы напомнил, что с 1 июля после введения ЦБ соответствующего норматива, эта скрытость ставки стала постепенно устраняться, прошло всего полтора месяца с момента введения этого норматива, по которому требуется максимально оповещать клиента, тем более что этот норматив не работает ретро, он работает только вперед, после 1 июля. И поэтому эта нивелировка, выравнивание и максимальная прозрачность, она, конечно, будет накапливаться месяцами. За предыдущий период, конечно, я не стану утверждать, что все абсолютно такие идеальные, и вот один-единственный банк, который сейчас амнистировал проценты, он только и был главным повышателем процентов. Но, тем не менее, проблема, действительно, снимается, она касалась единиц, максимум десятков банков, постепенно, я думаю, уходит в прошлое, постепенно.

И.МЕРКУЛОВА: Гарегин Ашотович, тут есть еще одна проблема, рассылка клиентам кредитных карт по почте без ведома этих самых клиентов. Кстати, «Русский стандарт» тоже этим занимался. Как вы относитесь к этой проблеме, к тому, что могут это все дело, собственно, остановить? Потому что Ассоциация региональных банков подготовила законопроект, который в думу вносится, будет внесен в сентябре.

А.ПЛЮЩЕВ: Они считают, что это навязанная услуга.

И.МЕРКУЛОВА: В общем, это, наверное, так и есть.

Г.ТОСУНЯН: Давайте так, по этому поводу банковское сообщество высказывало свое мнение, и не один раз, на самом деле, конечно, такая услуга, она не то, что является навязанной, она является играющей на неведении и на определенной жадности людей, когда они думают, что раз получили возможность кредитоваться, то нужно бездумно брать и использовать эту возможность, не вникая в суть условий. В принципе, я негативно отношусь к такой практике, потому что нужно, конечно, в каждом случае клиенту достаточно разжевывать условия кредитования. Но, с другой стороны, я также негативно отношусь и к другой стороне, которая, получив некую, я извиняюсь за грубое выражение, халяву, не пытается удосужиться и поинтересоваться, а когда я собираюсь использовать эти деньги, то потом за них я сколько должен платить? А бегу и начинаю их использовать, потом только задним числом вспоминаю, что вообще деньги дармовые не бывают. Поэтому здесь и одна сторона, и другая сторона требуют некоторой коррекции с одной и с другой стороны. Но, в принципе, конечно, надо считать, что банки более мудрые и более опытные, в этом смысле более социально должны быть ответственные, поэтому мы также считаем, что эту практику нужно очень точно скорректировать, чтобы уж если вы рассылаете, то только в случае, если есть акцепт со стороны клиента. Пока не акцептовал клиент, нельзя потом ему предъявлять претензии. Хотя юридически здесь все чисто со стороны банка. Эту практику нужно просто ввести в русло нормированного регламента со стороны клиентов и банков, чтобы не было бы взаимных исков. Но думать должна каждая сторона, клиенты, в том числе.

И.МЕРКУЛОВА: Т.е. вы не считаете, что эту практику нужно запретить, остановить рассылку?

Г.ТОСУНЯН: Запрещать не надо, законодательно урегулировать, более подробно, то, что касается закона о потребкредитовании, где все нюансы, в том числе, и рассылки кредитных карт, в том числе, иных элементов потребкредитования, должны быть ювелирно уточнены, чтобы им было бы как можно меньше друг к другу претензий. Это правильный путь, в этом направлении АРБ над этим законопроектом довольно подробно работала, много предложений в разные инстанции разослала, т.е. здесь есть накопленный уже теоретический материал. Но, тем не менее, до того, как это материализуется в законодательстве и в нормативных актах, нужно все-таки, чтобы мы, с одной стороны, банки удерживали от того, что не надо клиента за его бездумность и жадность чересчур уж такого рода засыпать услугами, а, с другой стороны, клиентам тоже постоянно напоминаем и говорим – коллеги, прежде, чем использовать любой кредитный рубль, не принадлежащий вам, поинтересуйтесь, пожалуйста, об условиях.

А.ПЛЮЩЕВ: Я сегодня видел статистику. Там говорилось о том, что 26% россиян в ближайшее время собираются брать кредит. Как вы оцениваете, хорошо ли это и для нашей экономики, и для банковской системы, в целом, не может ли это привести к кризису, что каждый четвертый будет должен, если дадут, конечно?

И.МЕРКУЛОВА: И не все смогут вернуть деньги, да.

Г.ТОСУНЯН: Я понял вопрос. Здесь я являюсь абсолютным апологетом развития кредитования, сразу вам отвечу однозначно, это очень хорошо, да, это имеет свои и риски, и какие-то свои опасения, негативную сторону может иметь. Но это, что называется, издержки развития рынка. А то, что люди начинают учиться кредитоваться, то, что у них такая возможность появляется, то, что мы постепенно движемся в сторону от распределительной экономики, которая все распределяла и распределяет государство, с барских плеч раздает средства, соответственно, большая часть из них уходит в никуда, к экономике, в которой люди умеют кредитоваться от потребительского кредита до коммерческого кредита, это очень здорово. И это один из элементов программы банкизации России, которую, вы знаете, АРБ уже два года пропагандирует и продвигает как важнейший элемент развития экономики. Поэтому это очень здорово, но это не означает, что надо закрыть глаза на те риски, которые по дороге возникают, и говорить – бог с ним, пускай берут, а как возвращать будут, это потом мы увидим. Нет, это все должно делаться параллельно. И обучать людей надо, и соответствующий ликбез проводить, и возможные варианты кредитования развивать, главное, чтобы люди жили и умели работать в кредит, а не постоянно ходили с протянутой рукой, от государства ожидая каких-то подачек.

И.МЕРКУЛОВА: Жить в кредит тоже надо уметь. Гарегин Ашотович…

Г.ТОСУНЯН: Уметь, уметь.

И.МЕРКУЛОВА: Да, наши слушатели тут жалуются в связи с высокими процентами по ипотечным кредитам, Ира пишет – грабеж, в США ипотека 4%, а у нас 14. Не планируют ли снижать ставки наши банки?

Г.ТОСУНЯН: Да, в США, действительно, ипотека имеет огромные объемы, довольно доступные условия. Там на каждом шагу можно, соответственно, получить ипотечный кредит и быстро подобрать жилье. Это проблема огромная, социальной значимости, потому что это вплоть до проблемы миграции населения, рабочих мест. У нас этот рынок еще совершенно не развит, не ничего удивительного, что на этапе этого развития совершенно высокие такие и ставки, но там же параллельно, когда вы будете ипотеку брать, то вы одновременно будете страховать, одновременно будете платить массу других, соответственно, комиссионных параллельно, так что только по ипотечной ставке оценивать не надо. Но я согласен, что в сравнении мы пока прогадываем, в том числе, и в абсолютных, и в относительных к ВВП показателям. В этом смысле максимально нужно усилить со стороны теперь уже и государства, потому что этот рынок без государственной, соответственно, поддержки, без государственного участия и поддержки не сможет должными темпами развиваться. Но то, что движение идет в сторону снижения ипотечных ставок к увеличению объемов, это надо тоже признать. Поэтому, да, я согласен с критикой со стороны наших клиентов, наших граждан, то, что хотелось бы, чтобы процентные ставки уже были бы доступны для всех. Давайте развивать рынок кредитования, поверьте, через 3-4 года уже процентные ставки будут другие, потому что еще 2-3 года назад они были не 14, а 18-20 и даже выше. Главное, чтобы они были бы подлиннее, эти кредиты. У нас еще проблема в краткосрочности ипотечных кредитов, что гораздо больше проблемой является. И здесь как раз роль государства и денежно-кредитной политики очень значима. Так что мы здесь союзники с критиками.

А.ПЛЮЩЕВ: Гарегин Ашотович, что касается объемов кредитования, есть ли у вас какая-либо последняя статистика, свежая, о том, сколько наши граждане сейчас должны банкам, каковы эти объемы, сколько людей взяли деньги и т.д.?

Г.ТОСУНЯН: Вы знаете, сейчас у меня под рукой цифр нет, я не стану их произносить вслух, чтобы не ошибиться, тем более что здесь отдельный сегмент, а большой объем, конечно, по потребительскому кредитованию, исчисляемый, соответственно, в миллиардах, достаточно большой объем, относительно, извиняюсь, большой объем по ипотечному кредитованию, но то, что касается вашего вопроса о не возвратах, то поверьте, это всего-навсего в процентах к общему объему кредитования на уровне 6-7%. Считается критической планка 12%, 14%, но до 10% объем не возврата не считается критическим. А уж если говорить о тех абсолютных показателях, которые у нас пока еще низки, потому что, опять же, в относительных показателях ВВП у нас, даже потребительское кредитование, вокруг которого столько шума, составляет всего 8% к ВВП, а объем ипотечного кредитования к ВВП не достиг до сих пор даже 1%, к ВВП, тогда как развитые страны достигают 60-70% к ВВП, их большого ВВП. Так вот, когда мы видим эти масштабы, то понятно, что о рисках глобальных говорить просто сегодня еще слишком рано. Дай бог, чтобы и не говорили о них. А что касается локальных рисков, то да, для отдельно взятого гражданина или даже для отдельно взятого банка такие риски, конечно, каждый раз надо учитывать, это дело каждого.


Эхо Москвы.
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.