Аналитика: Интервью Президента АРБ Г.Тосуняна, опубликованное в Парламетской Газете 16 апреля 2010г.

19.04.2010   \  Аналитика АРБ


ПАРЛАМЕНТСКАЯ ГАЗЕТА

ДЕНЬГИ | Финансовый кризис пережит. Что дальше?
Сегодня многие российские банки сидят на деньгах, но не кредитуют клиентов

РУБРИКА: ЭКОНОМИКА


беседовала Елена Чернова
№19-20(2435-2436) от 16.04.2010


Состоялся XXI съезд Ассоциации российских банков. Он был посвящён подведению итогов кризиса и поиску новых путей развития банковской системы. Об основных проблемах, поднятых на съезде, мы беседуем с президентом Ассоциации Гарегином Тосуняном.

- Гарегин Ашотович, как российская банковская система выходит из кризиса?

– Небольшое оживление на финансовом рынке есть, но ситуация остаётся очень непростой. Например, мы превзошли 2008 год по динамике вкладов населения. В 2009 году мы имели прирост вкладов на 26,7 процента против 14,5 процента в 2008 году. Но объясняется это тем, что в конце 2008 года, в начале кризиса, произошёл сильный отток вкладов. По потребительским кредитам в 2009 году мы имеем минус 11,3 процента против роста на 35,2 процента в 2008 году. По капитализации банков, по активам, по депозитам юридических лиц показатели 2009 года отстают от данных 2008 года. Зато мы резко «опередили» 2008 год по просроченной кредиторской задолженности. Она выросла на 140,4 процента. За прошедшие полтора года наши банки сформировали довольно существенные резервы. Всё это, с одной стороны, говорит о явной стагнации. С другой стороны, всё же в России есть признаки выхода из рецессии. Если в Греции, Канаде, Австрии продолжается спад производства, то у нас относительно 2008 года наблюдается некоторый рост. И это положительно отражается на банковской сфере. За год процентные ставки по кредитам упали с 17,1 процента до 13,7 процента. Но, конечно, к этим цифрам надо относиться осторожно, они очень усреднённые. Потому что в крупных банках с государственной поддержкой ставки заметно снижаются, а в обычных банках ситуация не позволяет опустить ставки ниже 20–30, порой даже 40 процентов. Но в целом тренд процентных ставок понижательный.

Отмечу, что сегодня основные показатели развития банковской системы растут. Но если сравнивать нынешние данные с показателями двухлетней давности, то мы всё ещё находимся в минусе. Потому что при всей условно положительной динамике в нашей финансовой системе нет понимания того, где мы найдём источник долгосрочных ресурсов. Не решена ни одна из фундаментальных банковских проблем, обострившихся в кризис, – ни проблема капитализации банков, ни проблема долгосрочности вкладов, ни вопросы приемлемой процентной политики.

- В разгар кризиса с самых высоких трибун банки обвинялись в том, что, получив государственную поддержку для кредитования промышленности, они понесли полученные деньги на валютную биржу.

– Выдвижение таких упрёков всей системе – это глупость. Если клиенты, вкладчики находились в панике, требовали конвертировать их средства, то банки выполняли свою функцию. Разве банки могли сказать клиентам «нет»? Поэтому нелепо обвинять их в спекуляции. О тех, кто получил государственные средства, разговор особый. Но львиная доля банков вообще никакой поддержки не получила. В начале кризиса вкладчики – физические и юридические лица – спешили застраховаться от рисков и поэтому переводили свои средства в валюту. Не надо сначала, не просчитав последствия, декларировать плавную девальвацию рубля, а затем – сваливать все грехи на банки.

- Достаточно ли сегодня у банков средств для кредитования?

– Средств у банков на уровне текущей ликвидности достаточно. Даже избыток средств наблюдается. У банков, входящих во вторую и третью сотни банковского рейтинга, показатель достаточности капитала зашкаливает за 20–27 процентов. Это ненормально. Банки буквально сидят на деньгах, но не кредитуют. А у банков, которые уверены, что всегда получат рефинансирование, уровень достаточности капитала – около 10 процентов. Это приемлемо.

Но ни у тех, ни у других нет уверенности в завтрашнем дне, в том, что кредитор будет работать в нормальном режиме и возвращать полученные кредиты. Вот откуда вылезают высокие процентные ставки и нежелание кредитовать.

- На съезде АРБ российское банковское сообщество выдвинуло идею банкизации экономики. Что это значит?

– Банкизация страны – это всемерное проникновение банковских услуг во все отрасли экономики и в «глубинку» страны. Сегодня в экономике на уровне товаропроизводителей налажена обратная связь между спросом и предложением. Единственный сектор, где эта связь слаба, – финансовый рынок. Почему? Потому что если экономике нужны долгосрочные кредиты, банки не могут их дать. Есть финансовые власти, которые определяют, как раньше Политбюро, сколько и каких кредитов нужно. До сих пор наши финансовые власти считают, что рост кредитов приводит к инфляции. Как может возникнуть инфляция от того, что предприятия возьмут кредиты, будут развивать производства, строить жильё?

- В программном докладе на съезде сделан очень важный вывод: российская инфляция носит немонетарный характер, она вызвана иными причинами. Что это за причины?

– Что подразумевается под монетарным характером инфляции? Якобы российская инфляция вызвана перекредитованностью нашей экономики. А мы утверждаем, что ничего подобного. Давайте посмотрим на такой показатель, как отношение выданных кредитов к ВВП. Мы в России имеем менее 10 процентов розничных кредитов и 30 процентов корпоративных кредитов к объёму ВВП. Меньше, чем у нас, этот показатель только в Румынии. Нас опережают по этому параметру Чехия, Казахстан, Украина, Болгария, Греция. А если посмотреть на такой показатель, как объём кредитов на душу населения, то откроется и вовсе поразительная картина. По объёму выданных ипотечных кредитов мы отстаём от США в 1520 раз! И в 300–400 раз – от развитых стран Европы. Мы выдали ипотечные кредиты в объёме 141 евро на душу населения, а США – 215 000 евро, Швейцария – 54 500 евро. Правда, Швейцария – рекордсмен Европы по ипотеке. Во Франции ипотечных кредитов выдаётся меньше – 11 960 евро на душу населения, в Германии – 14 300 евро, в Нидерландах – 32 200.

Можно ли нас сравнивать с развитыми странами по уровню кредитования? Вот США действительно перекредитованы. Европа достаточно обеспечена кредитами. В России – и это видно невооружённым глазом – просто нет ресурсов для серьёзных капитальных вложений, включая ипотеку. Поэтому ни о какой закредитованности экономики речи быть не может! И источник инфляции искать надо не в кредитах, а в тарифах ЖКХ и других монополий. Посмотрите, в начале 2010 года Газпром поднимал тарифы на 5 процентов и на 10 процентов в месяц. В последние пять лет рост тарифов естественных монополий ежегодно составлял 16 процентов, 17 процентов, 24 процента, а в 2005 году – даже 32 процента. И вы хотите свалить вину за инфляцию на банковскую систему? Это нечестно. К тому же надо понимать, что монополии, контролируемые государством, существуют для того, чтобы, наоборот, сдерживать и снижать цены.

- Если направить все усилия государства на то, чтобы сдерживать рост тарифов монополий, у нас всё равно не появится источник долгосрочных инвестиций.

– Не появится. Надо поощрять капитальные вложения, обновление фондов. Нужен налоговый стимул. Долгосрочные источники инвестиций нужно «вытаскивать» из населения, из предприятий. Но для этого надо решить вопрос о неизменности срока депозитов. Сегодня мы не можем добиться, чтобы на рынке были вклады с разными вариантами сроков. Например, банки готовы принимать вклады на 3 года с гарантией, что вкладчик досрочно свои средства не заберёт. Если же ему в этот период срочно понадобятся средства, то у него должна быть возможность получить в банке деньги под обеспечение своего депозита. Но если уж понадобилось досрочно изъять средства с вкладов, тогда вкладчик подвергается штрафу. Либо он должен по крайней мере за неделю поставить банк в известность.

Что сейчас происходит? Банки фактически не могут привлекать средства на длительный период и кредитовать кого-то на тот же срок. Потому что в любой момент вкладчики из-за возникшей паники побегут изымать средства со своих счетов. Так было в 2004 году, когда очередь желающих забрать свои средства вкладчиков выстроилась во многие банки. Или кто-нибудь из конкурентных соображений, чтобы «подорвать» соперника, может через Интернет подбросить вкладчикам ложную информацию. Должна же быть какая-то защита рынка. Иначе о каких долгосрочных кредитах может идти речь?

- У России есть средства в Стабилизационном фонде. Возможно ли использовать их для долгосрочных инвестиций?

– Наши денежные власти всё копят и копят деньги в специальных фондах, вместо того чтобы способствовать развитию кредитного рынка. Набивают мешок, из которого потом по щедрости душевной будут раздавать деньги тем, кто якобы хорошо себя ведёт. Главный вопрос даже не в том, что эти фонды маленькие, а в том, что власть исправить ситуацию не хочет.

У нас есть феноменальные показатели. Например, Россия по плотности железнодорожных путей на 10 тысяч квадратных километров в 10 раз отстаёт от Японии. Плотность автомобильных дорог в Японии выше в 60 раз. Но на самом деле это слишком радужные цифры. Потому что у них хайвеев в 60 раз больше, чем у нас разбитых дорог. А у нас единственный участок, который имеет право называться хайвеем, – это 100 километров на Новорижском шоссе в Подмосковье. И мы это бесконечное отставание консервируем, потому что не делаем долгосрочных инвестиций. Мы лишь создаём распределительные фонды и живём в распределительной экономике.

- Чего ждёт банковское сообщество от наших законодателей?

– Здравого смысла! Когда создаётся закон, обычно в первых статьях формулируется его цель. Но надо понять, в какой степени закон реально способствует достижению этой цели. Вот сейчас обсуждается закон о национальной платёжной системе, которая создаётся для удобства клиентов. Но возникает вопрос: законодатель хочет, чтобы было удобно клиентам банков или терминальщикам, которые будут работать вне банковской зоны?

Парламентская Газета.
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Это интересно    16.02.2018 07:19

Обещанной властями "двойной пенсии" придется ждать 30 лет

Власти РФ обозначили амбициозную задачу правительства – достижение уровня пенсии в 2,5 прожиточных минимума, около 25 тысяч рублей. По словам вице-премьера Ольги Голодец, это заявлено в стратегии пенсионного развития страны. Динамика движения к этой цели зависит от тех мер, котор...

Интервью    15.02.2018 09:30

Сергей Горьков: «Эра бумажных денег завершается»

При помощи ВЭБа регионы, ведомства и госкомпании уже начали внедрять блокчейн-технологии. Перед Россией встают новые вызовы, и ответом на них станет ВЭБ 3.0 — обо всем этом в интервью «Известиям» рассказал председатель правления госкорпорации Сергей Горьков.