Аналитика: Интервью Г.Тосуняна журналу «Национальные проекты» №9-2009 ("Банки ждут поддержки от государства")

21.09.2009   \  Аналитика АРБ


Журнал «Национальные проекты», № 9, 2009.

Банки ждут поддержки от государства

Когда мы выйдем из кризиса и скоро ли ожидать дальнейшего развития экономики? Об этом рассказал Гарегин Ашотович Тосунян, Президент Ассоциации российских банков.

Как состояние российской экономики отражается на банковской системе? Можно ли сказать, что банки являются «зеркалом» экономики страны?

Сказать-то можно, другой вопрос, что подразумевается под «зеркалом»? То, что банковская система любой страны отражает состояние экономики, – это факт. Но если банки – «зеркало», это не означает, что все идентично. Банки являются и «локомотивом» экономики. Например, экономические реформы в 90-е годы шли быстро во многом благодаря развитию банковской системы, но ведь и причины возникших издержек кроются там же.

Почти за два десятилетия, несомненно, был сделан мощный рывок на финансовом рынке. Это позволило, пусть с большими изъянами, подняться и по масштабам ВВП, и по уровню развития отдельных отраслей, хотя они и сейчас больше связаны с газом и нефтью, позволило обеспечить определенный уровень жизни, хотя и сегодня это - одна из серьезнейших проблем устойчивости государства.

В сентябре 2008 года удар в первую очередь пришелся по финансовому рынку. В определенной степени кризис был спровоцирован проблемами банковской системы - отсутствием долгосрочных и дешевых ресурсов, высокими процентными ставками. Это усугубляет «болезнь» слишком централизованной экономики, зависящей от экспорта энергоресурсов, а не товаров. Производство требует развития инфраструктуры, конкурентоспособности, дешевых поставок комплектующих, что, в свою очередь, вызывает необходимость диверсификации экономики.

Позволяет ли сегодняшнее состояние банковского сектора сделать вывод, что мы выходим из кризиса?

Можно только говорить о том, что есть некоторые признаки стабилизации, в частности, темпы падения сократились. Финансовый рынок пережил очень серьезный этап кризиса ликвидности в октябре–декабре 2008 года, вот его-то удалось преодолеть.

Кризис ликвидности я часто сравниваю с инсультом или инфарктом, когда может наступить смерть больного. Считаю, что вовремя была «поставлена капельница». Может быть, «лекарства» были применены в избытке, но с уверенностью можно сказать, что этот кризис удалось пройти.

А вот о выходе из мирового кризиса вообще говорить еще рано. Пока мы имеем девальвацию, рост плохих активов, высокие процентные ставки, высокие риски. Сокращаются объемы кредитования, которые по физическим лицам имеют не рост или нулевой уровень, а отрицательную динамику. По юридическим лицам хотя и наблюдается более-менее положительная динамика, но она не сравнима с предыдущими годами, когда было 30–40% прироста. При этом потребности кредитования у нас огромны.

В то же время есть ощущение, что стабилизация вот-вот будет достигнута, процесс должен переломиться и пойти в плюс. До конца года это должно отразиться на процентах по кредитам. Но накапливается и другой негатив – просроченная задолженность. И что здесь перевесит?

Значит, не зря многие эксперты считают, что будет вторая волна кризиса?

Я не согласен с тезисом о надвигающейся второй волне кризиса. Считаю, что это продолжение того состояния, которое мы имели и до сентября 2008 года, то есть по-прежнему сохраняется проблема, связанная с дороговизной кредитных ресурсов, с высокой инфляцией и неправильными методами борьбы с ней. Высокой процентной ставкой мы боролись с инфляцией, что недопустимо в наших условиях, когда вся экономика нуждается в кредитных ресурсах. Финансовые власти говорили «нет», считая, что расширение кредитного рынка несет в себе угрозу, ссылаясь на то, что на Западе, наоборот, при повышении инфляции сокращают денежную массу.

Когда, к примеру, инфляция составляет 3% и грозит подняться до 4%, а рынок «завален» денежной массой, можно регулировать его на этом уровне чуть меньшим объемом денежного предложения. А когда у меня острейший дефицит, «организм» живет впроголодь, и еще ему «перекрывают кислород», говоря, что может развиться инфляция, – на мой взгляд, это фундаментальная ошибка. Это тормозит решение проблем инфраструктуры, что может привести к катастрофической ситуации. У нас в ужасном состоянии дороги, транспорт, мосты, тоннели, всевозможные коммуникации. Для страны такого масштаба это недопустимо. Без кредитов эти проблемы не решались десятилетиями и не решатся никогда.

Нуждаются ли банки в поддержке государства или сами могут справиться со своими проблемами?

В поддержке государства нуждается любая банковская система, потому что это наиболее поднадзорная, регулируемая, тесно связанная с остальной экономической системой составляющая. Только надо понимать, что подразумевается под поддержкой государства. Она должна выражаться не в постоянном вливании денежных средств, а в создании определенных условий развития. В форс-мажорных обстоятельствах, каким был кризис ликвидности, когда прекратились внешние заимствования, нужна была неотложная помощь, потребовались некоторые «инъекции» для восстановления межбанковского рынка. Но нельзя больного постоянно держать «под капельницей».

Поддержка государства необходима в плане законодательного, нормативно-правового регулирования, чтобы не было стрессовых ситуаций, монопольных предпочтений, чтобы развивалась диверсифицированная система. Сейчас в первую очередь нужна методическая работа по созданию благоприятных условий для самостоятельного восстановления банковской системы и экономики в целом.

Оказывает ли государство поддержку банкам на законодательном уровне? Какие меры были предприняты в последнее время?

Самые эффективные меры Правительство и Центробанк приняли в процессе преодоления кризиса ликвидности. Остальные меры, связанные, например, с субординированными кредитами, ипотечным кредитованием, помощью малому и среднему бизнесу, – это, если говорить откровенно, не столь значительны. Госгарантии, когда не надо давать «живых» денег, на мой взгляд, самая лучшая мера поддержки.

Какая проблема банков, по вашему мнению, требует немедленного вмешательства государства?

Процентная политика! При более-менее спокойной ситуации были высокие проценты, но банки не настолько хеджировали свои риски, не закладывали в маржу большие проценты для их погашения. А неопределенные ожидания в период кризиса крайне усугубляют проблему высокой процентной ставки.

Клиенты не могут брать кредит под такие высокие проценты, которые устанавливают банки, учитывая высокую ставку рефинансирования и высокие риски, а, если и берут, то в большинстве случаев не способны своевременно вернуть деньги. Отсюда и банк не имеет рентабельности и доходности, а без этого завтра он не сможет кредитовать других. Это ситуация более хроническая, чем острая, но от этого не менее опасная, поскольку результат может оказаться одним и тем же.

Какой процент по кредитам наиболее адекватен для нашей экономики?

Процентные ставки определяются рынком. Государство не должно говорить о проценте, оно должно способствовать его снижению, задавать соответствующий тренд. В последнее время Центральный банк 4 раза по 0,5% стал уменьшать ставку рефинансирования, а в последний раз – на 0,25%, и это показывает определенный вектор. Через некоторое время банки тоже начнут снижать проценты, по крайней мере, они уже сейчас перестали наращивать ставки по депозитам. Самое главное здесь, какую ты культуру задаешь, какой тон.

Что можно сказать о финансовой политике государства в нашей стране и на Западе? Используется ли в России опыт других стран?

У нас «выдергивают» только тот опыт, который помогает реализовывать конкретные цели, который удобен именно сейчас. Не столько учатся, сколько делают свое, ссылаясь на западный опыт. Несмотря на то, что руководители финансовых ведомств в подавляющем большинстве своем люди порядочные, болеющие за свое дело, они порой не чувствуют рынок, «землю», на которой работают. Это беспокоит больше всего.

Каких ошибок банкам не следует допускать в будущем?

Риск-менеджмент должен учитывать все наши особенности, а он в банках не на достаточно высоком уровне, что проявилось в кризис. Мы должны иметь запас прочности на порядок выше. Это как с автомобилями: если ездишь по нашим дорогам, то металл кузова, других узлов должен быть крепким.

Поэтому следует понимать, что в первую очередь надо хеджироваться, а не гнаться за маржой, перекрывая через это риски. Конечно, легко говорить, но бывает трудно сделать. Это серьезная проблема. Но кризис будет способствовать ее преодолению.

Как Вы оцениваете уровень доверия к банковскому сектору со стороны инвесторов и вкладчиков?

Надо отметить, что банкам сейчас доверяют. Люди понимают, что не они являются источником всех проблем.

Банки – наиболее продвинутый сектор, это прозрачная, публичная структура, и с точки зрения надзирающего органа в том числе. Центральный банк – один из наиболее эффективных ведомств нашей страны, хотя, откровенно скажу, что мы (представители банковской системы) не всегда удовлетворены его работой. Но то, что система работает и совершенствуется – это факт.

А в чем выражается доверие граждан?

Например, в росте депозитов. Сегодня кризис, высокие риски, но, как ни странно, наблюдается рост вкладов граждан в банки. Так, в 2008 году, несмотря на кризис, они выросли на 14,5 процента, а в 2009 году ожидается прирост в 14-18 процентов. А это существенная характеристика.

Каковы, по вашему мнению, перспективы развития банковской системы на ближайшие полгода?

Считаю, что будет волатильность по ряду параметров. Но в целом, мне кажется, мы эту «болезнь» преодолеем. Здесь не столько от самих себя надо чего-то ждать, а от того, поймут ли власти, что нельзя строить долгосрочную политику на преференционных подходах, централизации управления, политики распределения. Надо во что бы то ни стало диверсифицировать экономику. Без этого не будет никакого дальнейшего развития.


Беседу вела Марина Князева

Журнал «Национальные проекты», № 9, 2009.
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Это интересно    16.02.2018 07:19

Обещанной властями "двойной пенсии" придется ждать 30 лет

Власти РФ обозначили амбициозную задачу правительства – достижение уровня пенсии в 2,5 прожиточных минимума, около 25 тысяч рублей. По словам вице-премьера Ольги Голодец, это заявлено в стратегии пенсионного развития страны. Динамика движения к этой цели зависит от тех мер, котор...

Интервью    15.02.2018 09:30

Сергей Горьков: «Эра бумажных денег завершается»

При помощи ВЭБа регионы, ведомства и госкомпании уже начали внедрять блокчейн-технологии. Перед Россией встают новые вызовы, и ответом на них станет ВЭБ 3.0 — обо всем этом в интервью «Известиям» рассказал председатель правления госкорпорации Сергей Горьков.