Аналитика: Интервью Г.Тосуняна «Русской Службе новостей» 12 декабря 2007г. (Конфликтные ситуации на рынке кредитования не угрожают развитию российского финансового сектора)

13.12.2007   \  Аналитика АРБ


«Русская Служба новостей» 107,0
Интервью с Гарегином Тосуняном

Гарегин Тосунян
президент АРБ
12 декабря 19:00

Конфликтные ситуации на рынке кредитования не угрожают развитию российского финансового сектора

Рустам Арифджанов: Добрый вечер, в студии Рустам Арифджанов, это «107 минут», вторая часть. Как я вам и обещал, в гостях у нас Президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян. Добрый вечер, Гарегин Ашотович!

Гарегин Тосунян: Добрый вечер!

Р.А.: Понимаю, что день был трудный, сегодня открылся 8-й международный банковский форум. Есть банковские дни и банковский форум, вот у вас сейчас что?

Г.Т.: У нас в рамках банковских дней, которые будут три дня продолжаться, начало – это форум, который проходит уже 8-й год, а сами банковские дни в этом году проводятся впервые. Потом будет открытие выставки, точнее, вечером состоялось открытие выставки и соответственно национальной банковской премии, церемония вручения, которая уже 4-й год проходит.

Р.А.: Идет в эти минуты?

Г.Т.: Да, так что у нас насыщенная программа, потом у нас еще завтра весь день будет выставка банковских услуг, там же и послезавтра, в пятницу одновременно у нас Всероссийский Совет региональных банковских объединений, встреча членов Совета с Центральным банком, с Председателем, с его заместителями, Совет ассоциации российских банков, т.е. такая насыщенная программа, завершающаяся Новым годом.

Р.А.: Ну, усталость чувствуется.

Г.Т.: Новогодним приемом, точнее.

Р.А.: Вот Вы сказали - выставка, очень интересно, а что банкиры выставляют? Я понимаю, когда из реального сектора экономики люди – станки, автомобили, на МАКСе выставляют самолеты или новые двигатели.

Г.Т.: Вот поэтому я всегда и возражаю против термина «реальный сектор экономики», потому что создают ложное впечатление, что есть реальный и есть нереальный сектора экономики.

Р.А.: Виртуальный?

Г.Т.: Да, виртуальный, вызывающий непонимание, сомнение и вытекающие отсюда негативы. На самом деле, банковские услуги – это такой же товар. Вообще, с развитием цивилизации все больше товаров в виде услуг предлагается, а не в виде только железных ящиков, колес, тракторов. Услуги – наиболее востребованный товар, а финансовые услуги, по крайней мере, в цивилизованном мире – это самый востребованный товар, потому что непосредственно через банковские услуги Вы можете приобрести и железные механизмы, и деревянные механизмы, и Интернет, и компьютеры, и самолет - все, что угодно. Так вот, банки будут выставлять свои продукты, большей частью розничные, конечно, чтобы показать людям, чтобы можно было пощупать, прочитать, понять, будут объяснять, комментировать, как отличаются одни банковские услуги от других. Для этого мы еще и такие специальные издания делаем, где есть лучшие кредиты, прямо несколько разделов, разъясняющие, что такое потребительские кредиты, что такое кредитование ипотечное, что такое автокредиты, что такое кредиты юридическим лицам, лизинг, страхование. По каждому из этих направлений даем различные статьи разъясняющие, на выставке это тоже будет, объясняют работники соответствующих банков, которые выставили свой товар, т.е. это самая настоящая выставка услуг, которые можно получить, посмотреть, пощупать.

Р.А.: На каждой выставке есть некие достижения, все ходят вокруг какой-нибудь Феррари и говорят: «Смотри, что тут придумали!»

Г.Т.: Или вокруг какой-нибудь коровы, которая надоила за этот срок огромный объем. Но это представление о выставках, как о выставках достижений народного хозяйства.

Р.А.: А есть достижения банковского сектора?

Г.Т.: Достижения банковского сектора заключаются хотя бы в том, что потребительский рынок в широком смысле этого слова, т.е. рынок розничный за эти годы сделал удивительный рывок, удвоение потребительского кредитования каждый год за последние пять лет, ипотечного каждый год за последние четыре года, но надо сразу оговорить, что с низкого старта. Т.е. даже при таком бурном росте объем потребительского кредитования достиг только 6-7% к общему объему ВВП, в развитых странах это 60-70%, в некоторых больше, в некоторых чуть меньше. Объем ипотечного кредитования у нас всего достиг 1,5 или даже чуть меньше процентов от ВВП, в тех же Прибалтийских странах он уже 20 с лишним процентов от ВВП, в той же Канаде или в той же Голландии он 111% к ВВП, т.е. несоизмеримые масштабы. Но, тем не менее, если говорить под углом зрения достижений народного хозяйства, то это бурная динамика развития, которая имеет в том числе и свои негативные стороны, когда в этом году особенно было много шума вокруг того, что не совсем ясные условия, что не возвращаются кредиты под соусом того, что они не знали о всех платежах, которые в договоре заложены. Но это издержки роста и они в пределах допустимого, хотя мы с этими недостатками тоже стараемся бороться.

Р.А.: Гарегин Ашотович, Вы сказали – с низкого старта, а что, можно подумать, что страны Прибалтики, которых Вы привели в пример, не с такого же старта и начинали? Почему у них получилось, а у нас не так получается?

Г.Т.: Нет, у нас тоже так получается, но всегда масштаб страны определяет силу инерции тоже – раз, система надзора регулирования может стимулировать, а может и перестраховываться чрезмерно, что имеет место быть у нас. Прибалтийские страны и по масштабу, и по регулированию оказались более продвинутыми. Кроме того, надо генетическую память Прибалтики тоже вспомнить, у нас на 70 лет на корню было вычеркнуто понятие кредитования и банковских операций.

Р.А.: Да, они на тридцать лет позже.

Г.Т.: Да, они все-таки помнили еще, поколение еще помнило и легко восстановило понятия.

Р.А.: Они помнили, что такое банк, а не Сберкасса. Мы прервемся на несколько секунд, а потом продолжим.

В студии Рустам Арифджанов, в гостях у нас Гарегин Ашотович Тосунян, Президент Ассоциации российских банков, в Москве сейчас проходят банковские дни. Те, кто слушал нашу передачу с самого начала, наверное, услышали от Гарегина Тосуняна о том большом количестве мероприятий, так или иначе связанных с финансовым сектором, банковской жизнью нашей страны. И так до Нового года, как сказал Гарегин Ашотович. Ну а мы, если и не в рамках этих мероприятий, просто интересуемся, что сейчас в конце года происходит в банковской сфере нашей страны. Год-то подходит к концу, можно выделить какую-то одну или несколько удач для банковского сообщества в этом году и потерь, неудач?

Г.Т.: Что касается, когда Вы сказали слово «потерь», то я сразу вспомнил прошлый год, который был для нас с такой страшной потерей, как потеря Андрея Козлова. В этом году физические потери тоже были и это самые страшные потери, правда, они были не такого масштаба для банковской системы, но Вы знаете, относительно недавно были такие.

Р.А.: Начальник управления ВТБ.

Г.Т.: Хотелось бы, чтобы такого рода потерь не было, особенно с криминальным оттенком, хотя жизнь есть жизнь, этого не избежать. Что касается экономической плоскости, то надо отметить, что даже если в сравнении с 2006 годом 2007 может быть нельзя будет назвать таким же колоссально успешным, тем не менее, он может в этом ряду стоять последних лет, потому что уровень капитализации практически в полтора раза уже на сегодняшний день увеличился, я думаю, что до конца года эта цифра может чуть-чуть подняться, по активам прирост тоже выше 40%, на отдельных сегментах банковского рынка, конечно, были и некоторые спады по динамике роста. В частности, и потребительское кредитование с учетом ликвидности, связанного с внешними проблемами на глобальных финансовых рынках, и на ипотечном рынке тоже некоторый дефицит возник, но они носят некий такой сдерживающий темпы роста характер, но они носят в себе и позитивный характер, потому что все-таки когда масштабы увеличиваются, то темпы не могут оставаться геометрическими, они несколько меняются. С другой стороны, эти глобальные финансовые рынки со своими проблемами, они нас чуть дисциплинировали, они убрали соответствующую эйфорию от внешних заимствований инвестиций, и создали такое состояние более строгого подхода к формированию портфелей. Да, если это продлится еще и в 2008 году, имеется в виду, проблемы глобального финансового рынка, то нам нужно существенно корректировать финансовую политику. Особенно позитивным можно считать то, что наш финансовый рынок сумел грамотно себя позиционировать в условиях августа-ноября, это был такой четкий и грамотный тандем, как банковского сообщества – Ассоциации российских банков, Центрального банка, Минфина правительства, т.е. когда нам не приходилось друг друга долго убеждать и объяснять друг другу, что нельзя допустить каких-то элементов нестабильности. Я считаю, кроме финансовых показателей, это очень важным достижением. Ну, а экономических потерь я не могу назвать каких-то серьезных для нашего рынка. Да, у нас почти 50 банков ушло с рынка, но значительная их часть – это условно банки, это банки, которые не соответствовали этому высокому званию.

Р.А.: Просто обменные пункты по обналичиванию валюты.

Г.Т.: Если бы это были только обменные пункты. А, по обналичиванию? Ну, это обменным пунктом не назовешь. Если бы это была только обналичка, и то можно было бы терпеливее отнестись, но когда это сделки, которые вызывают множество вопросов у участников рынка, по крайней мере, в подавляющем большинстве случаев, я не хочу сказать, что все отзывы так уж прямо оправданы. Наверное, можно было бы быть и помягче, полиберальнее, но в подавляющем большинстве случаев это оправданное освобождение рынка от тех, кто мешает.

Р.А.: Так что это не потеря, а приобретение.

Г.Т.: В этом смысле, да.

Р.А.: В этом году завершила свою работу Государственная дума 4-го созыва. 4 года они нас радовали или не радовали.

Г.Т.: Это тоже небольшая потеря.

Р.А.: Может быть и небольшая. Я как раз хотел об этом спросить. Решения, которые принимали депутаты 4-й Государственной Думы, насколько они удовлетворяли Вашей сфере, насколько они удовлетворяли банковское сообщество или только мешали работать?

Г.Т.: Ну, если серьезно, то надо дать довольно высокую оценку, потому что было очень много законопроектов и в конце концов принятых законов, касающихся финансовой сферы. В подавляющем большинстве или в большей части они способствовали продвижению финансового рынка. Многие проекты остались пока и перенеслись в 5-ю Думу, к сожалению, потому что есть ряд уже фактически очевидных вопросов, связанных с гражданским законодательством, с 837-й статьей по расширению спектров вкладных операций, но даже на рынке вкладных операций произошли тоже существенные изменения, в частности была поднята планка по выплате, по гарантированию вкладов до 400 000 рублей. Еще в полтора раза увеличим и мы обеспечим европейский стандарт, там в районе 20 000 евро европейский стандарт. Т.е. это тоже хороший знак. Потом по 10-62 статье Гражданского кодекса об играх пари, к которым приравнивались срочные сделки на финансовом рынке, что совершенно вызывало у нас полное непонимание. Как могут финансовые срочные сделки подпадать под статью Гражданского кодекса, которые регулируют сделки пари, казино и т.д.

Р.А.: Букмекерские конторы?

Г.Т.: Я могу привести еще ряд примеров того, что еще не доделано в плоскости залогового законодательства, т.е. очень большой объем работы проделан, но еще больший, конечно, перенесен на следующую Думу. В этом смысле Думу надо, по крайней мере в нашей части, оценить по влиянию на финансовый рынок больше положительно. Я не буду никаких восторгов выказывать, но то, что уровень понимания роли и значения финансового рынка стал другой, это совершенно очевидно.

Р.А.: А само взаимопонимание с этой Думой? Потому что мы становимся современной страной, без лоббирования здесь невозможно.

Г.Т.: Хорошее. На самом деле не без проблем было, особенно на начальной стадии, когда вновь расформированы комитеты, люди, но я даже приведу такой пример: при очень высоком уровне взаимоотношений, который выстроился у нас с Центральным банком, у нас, тем не менее, сохранялись и сохраняются, и будут сохраняться ряд разночтений по вопросам надзора, по вопросам регулирования системы. И вот вопросы надзора, которые мы длительное время ставили, в конце концов были вынесены на парламентские слушания. И надо сказать, что дума слишком категорично даже эти вопросы поставила. Мы даже вынуждены были чуть-чуть смягчить, потому что там явно был перебор в части претензий к Центральному банку. Но то, что Дума реагирует на накопленный объем, то что она не в стороне и не говорит, что это наши проблемы и сами разбирайтесь – это позитив. Так что они были в этом смысле на уровне хорошего контакта.

Р.А.: Мы раньше всех с Гарегином Ашотовичем начали подводить итоги года, хотя банковский год, в общем-то, не совпадает с обычным.

Г.Т.: Ну, подводят итоги в первом квартале, даже к концу первого квартала, некоторые ближе к лету. Но в то же время это формально, когда есть уже все финансовые итоги, когда есть аудиторское заключение. Это по формальной линейке. А по сути то, что чувствуешь на практике, вполне время подводить где-то в конце декабря, ведь само подведение итогов тоже начинается от общего психологического, оценочного по направлениям, а потом уже детализируется по конкретным показателям макро, и потом уже отдельно по отдельным показателям банковской системы.

Р.А.: Нас и радиослушателей интересуют розничные продукты, то, что вы предлагаете в основном населению, поскольку мы с этим чаще связаны. Как они появляются? Это работает креативная мысль наших банкиров, или мы просто идем шаг за шагам, как это принято в других зарубежных банках, и просто повторяем или есть какие-то специфические продукты, которые не свойственны другим странам, а в России они очень хорошо идут.

Г.Т.: Нет! Повторяем, но повторяем креативно, т.е. здесь речь идет о том, что и время движется вперед и любой продукт, он, пройдя ряд этапов, может в новой конфигурации появиться. Те, кто уже в силу инерции завязаны, они иногда сталкиваются с большими проблемами, потому что груз старой школы срабатывает. А мы, конечно, имеем ряд преимуществ, когда мы берем уже наработанные на западе продукты, адаптируем к нашим условиям. Правда сейчас речь идет об обратной ипотеке, широко распространенной в Канаде, в штатах и в ряде европейских стран. Понятно, что она у нас не так быстро будет воспринята.

Р.А.: Допустим, в Москве есть квартиры, стоящие миллионы и больше.

Г.Т.: В принципе, если её владельцы не собираются больше заботится о своих наследниках и в меньшей степени о себе, а это тоже определенный позитивный или негативный признак цивилизации. Когда человек, на старости лет, должен думать о достойном уровне своей жизни, а не жить в 300 метровой квартире и не знать, на что купить продукты. Эта форма обеспечения себя и она требует очень тщательной юридической обработки, очень тщательного законодательного регулирования, высокого уровня доверия финансовой системы в целом. Это пока экзотический для нас продукт, но сейчас он тоже будет взят на вооружение, будут по нему юридические разработки. И главное, что можно с учетом всех тех издержек, которые появлялись и имеют место быть, сразу с ними ознакомившись, можно их преодолевать, не тратить столетия, пока его внедришь, как это было в других странах. Но другой Интернет Банкинг – дистанционные банковские услуги, довольно быстро банки вбирают то, что появилось и адаптируют к нашим условиям, а наши условия специфические. Программа банкизации – это ассоциация российских банков ввела в обиход программу 15-го развития банковской системы и доступа банковских услуг до каждого жителя страны, до каждой географической точки, до каждой отрасли. В условиях нашей не развитой инфраструктуры довольно серьёзная проблема, как быстро преодолеть это инфраструктурное отставание и разрыв. Потому что, одно тянет за собой другое. Нет возможности донести финансовую услугу, нет возможности приобрести тот же Интернет канал или Интернет оборудование, нет возможности проложить дорогу, трафик и т.д. Т.е. это все сильно взаимосвязано, но, цепляя одно к другому, можно быстро найти прорыв, если поставить такую задачу на государственном уровне. Мы на это рассчитываем, так же как рассчитываем на то, что амбициозная задача ввода нашей страны в число ведущих держав, в обозримые 5-7 лет. Для многих будет понятно, что это можно сделать, если мы как финансовая держава подымем свой уровень с 45-47 мест на уровень первой пяти-семилетки. Вот эту задачу мы тоже анонсировали сегодня на утренней конференции.

Р.А.: Я как раз хотел спросить, потому что сегодня утром вы сказали о том, что и это информационные агентства уже передали, что Москва в скором времени может стать одним из крупных мировых финансовых центров, т.е. как Лондон, Сингапур, Гонконг, Нью-Йорк. До этого уровня вы хотели дотянуть?

Г.Т.: Да, тем более, что до этого уровня начинают дотягиваться такие страны как Дубай, отвоёвывая от пустыни и от совершенно безжизненных мест пространства и при этом имея серьезные нефтяные возможности, тем не менее, они начинают претендовать на финансовый рынок. На такие роли претендует Казахстан, не говоря о том, что Алма-Аты должны стать центром Евразийского континента. И спрашивается – в чем это мы, Россия, уступаем этим странам? Почему мы не можем, если мы ставим амбициозные задачи быть на уровне ведущих стран, и не на условных позициях, характеризуемых только вооружением или нефтью, а действительно полноценным участником пятерки ведущих стран. Без финансового рынка, должного уровня это просто не реализуемо. А финансовый рынок, финансовый статус страны определяется наличием в нем соответствующего финансового центра. Ну, то, что Москва без альтернативна в этом смысле, хотя попытки её как-то перераспределить по другим регионам, выведением расчетных центров в другие места, т.е. расчетные центры собирались перевести в Нижний Новгород, потом решили что и Москве надо развивать и в Санкт-Петербурге есть третья точка. Но есть другой подход, который говорит, что финансовую сторону надо развивать. Регионы надо подтягивать к должному, достойному уровню развития финансового сегмента региона, но не путем и не за счет Москвы, а подтягивая и возвышая уровень Москвы до международных масштабов, а регионы до московского масштаба. Т.е. как в старом анекдоте, можно по-разному: можно топить одних, чтобы вылезти из котла, а можно вылезти из котла и потащить других за собой. Есть разные философии. Так вот, философия должна быть основана именно на том, что Москва безусловный лидер в России, центр финансового рынка. И вместе с тем, если мы Москву и Россию сумеем сделать финансово развитой страной, и городом как финансовым центром, то мы и другие регионы подтянем на должный уровень.

Р.А.: Хорошо, давайте подойдем с другой точки зрения. Я и радиослушатели тоже увлечены вашей амбициозной целью. Чего нам для этого не хватает?

Г.Т.: На самом деле нам все хватает. Просто это надо делать. Это не простая задача. Если вы спрашиваете, чего нам не хватает, чтобы приготовить хорошее масштабное блюдо, то возникает вопрос: если у нас категорически нет тех приправ или тех ингредиентов, то там бесполезно. Надо сначала решить проблему – где взять? А когда у вас все есть и все под рукой, да ещё и в избытке, но нужно определенное кулинарное мастерство. Нужно суметь грамотно и вкусно соответствующий пирог испечь, а не пытаться растащить отдельные ингредиенты этого блюда по сусекам и потом удивляться, когда что-то не съедобно у вас на столе. Так вот у нас на самом деле все есть, причем не по нашей системе, а по тем критериям, по которым оценивают финансовый центр. Масштаб страны, безусловно, огромный. И если мы лет 30-50 назад могли говорить, что Москва не очень удобно расположена, потому что далека от Америки, от Юго-Восточной Азии, всюду надо долго добираться, то сегодня наоборот, это становится нашим преимуществом. Мы находимся в центре, мы на равном расстоянии от Европы, от Юго-Восточной Азии, от Японии, от США, от Юга. Мы находимся в выгодном положении сами, имея 11 поясов, имея огромные природные ресурсы, которые соответствующим образом масштабы экономики могут подпитывать. Мы теперь имеем и в абсолютных показателях определённые финансовые результаты, мы имеет стабильную валюту, причем, как бы мы к этому скептически не относились и не ворчали на финансовые власти, почему она у нас такая стабильная? Когда она была не стабильной, мы вопили о том, как можно в условиях гиперинфляции что-то делать. Сейчас мы в последние годы ворчим, почему она такая стабильная. Но ведь это такое преимущество – стабильность национальной валюты, особенно в условиях колебаний на валютных рынках, а это важный показатель. Потом языковой показатель. Посмотрите, какое количество стран вокруг нас русскоговорящие. По крайней мере, там не надо долго объясняться. Это очень важные факторы, и в этом смысле мы по многим параметрам можем сделать так, чтобы в кратчайшие сроки начать выходить на этот уровень. Но есть и серьезные недостатки. Очень важна инфраструктура для финансового рынка очень важно, чтобы, к примеру, было легко приехать, легко разместиться, легко снять штаб квартиру для транснациональных компаний, легко использовать всевозможные коммуникации. Для этого, в принципе, Москва тоже имеет 4 или даже больше аэропортов, имеет площади и по области для развития инфраструктуры, сегодня выстраивается гигантский Сити Центр. На самом деле возможностей очень много, нужно грамотно их использовать. Главное что должно быть – это политическая воля, установка на достижение этого результата. Но если есть установка на вхождение в число ведущих стран, то обязательно следующим шагом должна быть эта установка.

Р.А.: Мы подошли, наверное, к самому интересному на мой взгляд к термину «банкизация», авторство которой принадлежит коллективному автору – ассоциация российских банков, а по сути эта программа развития банковского сектора страны. Какие основные тенденции? Куда мы идем? В Москве сейчас 600 банков. Надо ли открывать отделения банка или Интернет банки, в каждом райцентре, в каждой деревне, в каждом поселке или не нужно? Леонид Рейман обещает, что Интернет лет через 5-7 будет в каждом населенном пункте, и значит по-другому будут оказываться банковские услуги. Расскажите о тенденциях, о тренде.

Г.Т.: Я не берусь называть количественные показатели численности банков. Считаю, что это вообще не правильный подход, когда кто-то, в том числе и правительство, начинает говорить о том, сколько и каких должно быть банков. Также не берусь ответить на вопрос в каждом ли поселке, райцентре или центре регионального масштаба должен быть банк. Я подхожу с другого конца. И в программе это заложено. Банковские услуги должны быть доступны каждому, кто живет и работает в нашей стране. Это так же как и медицинские услуги, как услуги правоохранительных органов, как юридические услуги, так же как хлеб в пятиминутной ходьбе магазины, должны быть. Т.е. это социальный элемент уровня социального развития. Это то, без чего человек не может нормально, комфортно существовать. Поэтому в каждый ли поселок или в каждый подъезд, это в зависимости от того, в каком виде эта услуга преподносится. Но главное, что это один из атрибутов уровня жизни. И отсюда уже определяется количество, масштаб. Может где-то нужно, чтобы было побольше небольших кредитных или финансовых институтов, предоставляющих и кредитные услуги. Может нужно, чтобы где-то было побольше небольших кредитных или финансовых институтов, предоставляющих и кредитные услуги. Может где-то необходимо, чтобы было больше филиалов крупных банков, если там какие-то крупные производства, и они целиком формируют эту местную инфраструктуру. Не в этом суть. Суть в доступности географической, отраслевой, социальной и в предоставлении услуг с доступными ценами. Это один из важнейших элементов, составляющих программу национальной банковской системы 2010-2020, которая сокращенно называется программой банкизации России. Очень важным элементом является то, что нужно обеспечить защиту прав всех участников, не только кредиторов, но и заемщиков. Потому что на финансовом рынке все одновременно выступают и в роли кредитора, и в роли заемщика. Многие ошибочно думают, что кредитные организации они только кредиторы. В первую очередь они заемщики у вкладчиков, у юридических лиц, у своих клиентов. А потом эти заемные средства выдают в кредит. Так вот, если мы не умеем защитить каждого из участников, то тогда какой-то из кредиторов страдает. Поэтому важно, чтобы вот эта составляющая обеспечения прав, причем судебной защиты, правоохранительной защиты, в обществе не культивировалась «банкофобия». Когда ощущение того, что раз там какой-то финансовый институт и в нем хранятся деньги, значит, это деньги этой организации, значит раскулачить это сам Бог велел, это хорошее робингудовское дело. Это совершенно идиотская философия, которая даже, если заглянуть на один шаг вперед, то будет понятно, что, если украдут деньги в банке, то нанесли урон и ущерб тысячам или десяткам тысяч клиентов. Поэтому, это очень деликатная сфера, почему мы её очень часто с кровеносной системой сравниваем, потому что не дай Бог, если где-нибудь в организме маленький тромбик образовался, то это прямой путь к инфаркту или к инсульту. Это страшно. И программа банкинизации включает в себя, с одной стороны, аспекты развития системы. С другой стороны, она показывает тот совершенно не допустимый разрыв финансовой системы России от развитых стран, и даже от стран микроскопического масштаба, не соизмеримого с Россией, но ставших ведущими мировыми странами, несмотря на свой масштаб. Благодаря тому, что хватило мудрости сделать акцент, раз не было природных ресурсов, сделать акцент на финансовый рынок. Это такие страны как: Лихтенштейн, Люксембург, Австрия, Швейцария, Сингапур. А Россия богатая всем и вся, и вот могла прибывать в состоянии того, что - ну ладно, мы богатые, с нами итак будут считаться. Неправильные подходы и в программу банкинизации могут идти акценты выставили, показали и графически и аналитически на сколько это недопустимо для России и поставили задачу, как без особых премудростей преодолеть эти разрывы в обозримые годы и это реальная задача.

Р.А.: Наверное, один из последних вопросов. Потребление услуг связано с тем, что у потребителя есть культура этого потребления, желание потреблять. К сожалению, одна из причин разрыва, это то, что основная часть населения страны просто не знакома с таким видом услуг, как – банковские финансовые услуги. И спокойно обходится без них, или думает, что может спокойно без них обходиться. Вот, что с этим делать?

Г.Т.: Действительно, вопрос в целом финансовой культуры. Это одна из задач, которая поставлена в программу банкизации. Более того, в прошлом году на президиуме Госсовета рассматривалась по инициативе ассоциации российских банков, которая с центральным банком подготовила доклад президенту и был перечень поручений президенту. Туда специально, кроме развития финансовой инфраструктуры, капитализации, был вставлен пункт о повышении финансовой грамотности. Люди должны знать основной перечень возможностей и объяснить их права, их возможности по защите своих прав и прививать эту культуру. Как бы она не показалась изначально непонятной, иногда глобальной. Поэтому такая проблема есть. И кстати одним из серьезных результатов последних лет роста потребительского и ипотечного кредитования является не столько эти абсолютные показатели, сколько люди начали спорить, понимать, обсуждать, какие условия, какие эффективные процентные ставки и т.д. И это здорово, потому что они научились отстаивать свои интересы. Это тоже последняя фраза, это культура независимых людей, которые понимают, что они сами себя кормят, сами себя обеспечивают, а не ходят с протянутой рукой от государства построенного не на кредитование, а на распределительной экономике и ждут, когда и им в этом распределении что-нибудь перепадет. Не надо ждать подачек, надо уметь, а это дает кредитные механизмы, самостоятельно обеспечивать свой уровень жизни и быт.

Р.А.: Спасибо большое. В гостях у нас был Гарегин Тосунян, президент Ассоциации российских банков. Мы подвели итоги года, заглянули вперед, и думаю, что в следующем году встретимся и посмотрим, как ваша программа продвигается в жизнь в дальнейшем.

12.12.2007 19:00

«Русская Служба новостей».
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.