Аналитика: Интервью Г.А.Тосуняна корреспонденту «Российской газеты» (номер от 2 апреля 2008 года)

03.04.2008   \  Аналитика АРБ


Банкиры решили всерьез побороться за бюджетные деньги, которые помогут им наладить полноценное долгосрочное кредитование предприятий и населения. Тогда национальная банковская система действительно станет локомотивом экономического развития страны. Эта программа максимум. Сегодня банкиры обсудят ее на ХIХ съезде Ассоциации российских банков (АРБ).

Для достижения столь амбициозных целей АРБ наметила девятнадцать шагов. И каждый тезис программы бьет в одну точку - перейти от распределительной экономики к кредитной. И в разы увеличить объемы предоставления займов предприятиям и населению страны.

Об «апрельских тезисах» банкиров корреспонденту «РГ» рассказал Президент АРБ Гарегин Тосунян.

Российская газета: Гарегин Ашотович, а что, собственно, вас не устраивает? Всем известно, что в стране уже не первый год бум потребительского кредитования. Даже говорят, его надо «придержать», чтобы не вызвать кризис неплатежей. Да и сама банковская система развивается ускоренными темпами.

Гарегин Тосунян: Интенсивный рост банковской системы, активы которой к 2008 году выросли до 61 процента ВВП, в большей части прошел стороной от главного направления развития нашей экономики – увеличения инвестиций в инфраструктуру и модернизацию предприятий, которые требуют долгосрочных кредитов. Например, активные усилия банков по наращиванию потребительского кредитования в отсутствие длинных вложений существенно ускорили рост импорта и в меньшей степени – производство отечественной продукции. Люди брали деньги и в основном покупали иномарки, бытовую технику, мебель, компьютеры иностранного производства. Мы хотим переломить ситуацию.

РГ: Каким образом?

Тосунян: Мы уверены, что в силу многих причин кредитовать крупные инфраструктурные проекты в транспортной отрасли, в ЖКХ намного эффективнее, чем просто выделять на них деньги из бюджета. Но сегодня у банков нет возможности увеличить свою инвестиционную активность, особенно, по линии «длинных кредитов». Чтобы дать кредит, надо сначала эти средства где-то изыскать. Где? Банковские сбережения населения – это, в основном, «короткие деньги». Как правило, люди кладут их в банк на один – максимум на три года. До бесконечности занимать за рубежом банки тоже не могут, да и стало это теперь сложнее и дороже. Деньги предприятий? Но и они на большой срок в банк их не кладут.

Главные же источники «длинных денег» - средства государственных и негосударственных фондов (пенсионных, социальных, страховых), Банка развития, бюджетные деньги, Инвестиционного фонда, не задействованы в кредитном обороте. Этот вопрос остается предметом острой полемики банковского сообщества с финансовыми властями страны. Но мы готовы и дальше доказывать, аргументировать свою позицию, так как уверены, что дефицит в экономике России долгосрочных ресурсов в значительной степени создан искусственно. И он является причиной, в том числе и инфляции, если копать глубже, а не брать только поверхностные ее причины.

РГ: То есть вы хотите пополнить закрома банков за счет временно свободных денежных средств государства. Допустим, муниципалитетам, регионам разрешат, как вы этого добиваетесь, открывать счета в коммерческих банках. Где гарантия, что деньги будут в срок и в полном объеме возвращены? И как станут выбирать банк-счастливчик? Это же Клондайк для чиновников!

Тосунян: Если изначально не доверять чиновникам, тогда надо как в анекдоте накрыться белой простыней и медленным шагом двигаться к кладбищу. Но борьба с коррупцией – это отдельная очень важная тема. Мы предлагаем организовать проведение специальных сессий (аукционов) по размещению в депозиты коммерческих банков бюджетных средств. И поручить это дело «финансовой тройке» - территориальным управлениям Центробанка, казначейства и региональным комитетам по финансам. Ведомства разнонаправленные, так что возможность сговора минимальна. Безусловно, гарантию сохранности государственных денег, пущенных в кредитный оборот, предусмотреть тоже необходимо, но это уже вопрос к законодателям и правоохранительным органам. Например, на рынке межбанковского кредитования мы предлагаем создать единую торговую площадку под эгидой Центробанка и АРБ. И ввести жесткую норму: получил кредит – сразу направляешь в свой территориальный расчетный центр распоряжение о бесспорном списании средств с корреспондентского счета, если обязательство по сделке не будет выполнено.

И потом, мы же не претендуем, чтобы все временно свободные госсредства напрямую шли в банки. Для нас, например, очень большое значение имеет развитие финансового рынка, который является для банков источником ресурсов и капитала. Мы предлагаем создать на фондовом рынке новый механизм – инфраструктурные облигации, выпускаемые, например, под реализацию проектов Инвестфонда. Они станут мощным аккумулятором средств частного капитала.

А часть средств Пенсионного фонда, о чем Президент страны говорил еще в 2006 году, давно пора вложить в ипотечные ценные бумаги. По итогам 2007 года, они дали рост - 7-8,5 процента годовых. Тогда как государственные ценные бумаги, в которые в основном вкладываются пенсионные деньги, принесли всего 6 процентов дохода.

РГ: Какие сегодня есть возможности для снижения ставок по кредитам?

Тосунян: На съезде мы поставим вопрос о расширении Центробанком инструментов рефинансирования. Это даст возможность банкам не «захватывать» в процентную ставку все риски, в том числе и «коротких» кредитов.

Кроме того, до сих пор в качестве залогов по обеспечению ипотечных кредитов не принимаются ипотечные ценные бумаги, закладные. А этот инструмент дает возможность расширять, с одной стороны, объемы кредитования, а с другой, за счет низкой цены процентной ставки предлагать более доступные кредиты.

РГ: Недавно ВЦИОМ совместно с Агентством по страхованию вкладов провели исследование и выяснили, что «банковская» активность населения заметно упала - люди стали меньше делать вкладов и брать кредитов.

Тосунян: Это не так. Объем кредитования за прошлый год вырос как никогда - на 51 процент.

РГ: Что, социологи погорячились?

Тосунян: Социология - одно, а экономическая статистика – другое. За прошедший год сократились темпы роста по потребительскому и ипотечному кредитованию, но не упал объем. Это разные понятия: ускорение и скорость.

По вкладам населения, не исключено, и был небольшой отток. Но это даже не отток, а перераспределение денежных ресурсов из одних банков в другие. Из-за колебаний на рынке некоторые вкладчики стали перекладывать свои средства, имея в виду, что одна валюта падает, другая растет и поэтому, возможно, сократилась долларовая часть депозитов, но рублевая и евро - выросли.

РГ: И все-таки как в нынешних условиях можно повысить интерес населения к банковским вкладам?

Тосунян: Ощутимый стимул даст дальнейшее продвижение банков в российскую глубинку. Но пока во многих регионах их - раз два и обчелся.

РГ: Недавно вышло постановление, разрешающее банкам открывать не только филиалы, но и дополнительные офисы в регионах. Вы считаете эту меру исчерпывающей, чтобы максимально приблизить банки к народу?

Тосунян: С одной стороны, решен очень важный вопрос. Государство убрало шлагбаум, который мешал банкам. С другой стороны, еще остается немало препон. Во-первых, создание допофисов ограничено рамками федеральных округов. А во-вторых, в самих регионах создаются искусственные сложности для банков. Надо упрощать систему отчетности, облегчать процедуру открытия дополнительных офисов, которые дешевле и эффективнее филиалов, повышать доверие граждан к финансовой системе, их общую финансовую грамотность, и тем самым стимулировать работать в безналичной системе, а не заставлять все время уходить в наличность.

Чтобы расширить сеть банков по стране, необходимо упростить и удешевить процесс регистрации новых отделений, давно пора создать в регионах фонды развития малого и среднего предпринимательства. Сегодня розничными банковскими услугами в России охвачено чуть более 20 процентов населения. Предлагаемый нами комплекс мер позволит довести этот показатель к 2012 году до 75 процентов, то есть до уровня новых членов Евросоюза, и обеспечить необходимую поддержку дальнейшим структурным реформам экономики.

РГ: Сегодня многие вкладчики из-за нарастающей инфляции, резкого падения курса доллара снимают деньги с депозитов и уходят в товарный рынок, то есть начинают покупать «про запас». Они правильно поступают?

Тосунян: Если сегодня, допустим, планируется инфляция 9,5 процентов, а вы можете разместить деньги в банке под 10-11 процентов годовых, значит, вы уже будете в плюсе. А теперь представьте, что вы пошли и накупили несколько пар обуви, много шуб, штанов, автомобилей. Все это тоже подвергается «инфляции» - изнашивается. Кроме того, ваши покупки – товар неликвидный. Даже новую вещь, сразу выйдя из магазина, вы сможете продать только процентов на 20 ниже первоначальной стоимости. А через полгода она «обесценится» уже на 50 процентов. Надо понимать, что даже с учетом финансового кризиса на мировом уровне, нет никаких оснований предполагать, что та или иная валюта, доллар, евро - может превратиться в фантик, обесцениться за год, например, в два раза. И тем более рубль, который только укрепляется.

РГ: Недавно Сбербанк снизил ставки по ипотеке и по потребительским кредитам. Не кажется ли вам, что таким образом другие, более мелкие, банки оказались в заведомо проигрышных условиях. АРБ как-то прореагирует на это?

Тосунян: Сбербанк снизил, а другой банк, допустим, повысил. Вопрос в том, каким образом эти ставки формируются. Можно с уверенностью сказать, что заимствования на зарубежных рынках Сбербанка, как и всех остальных, стали дороже. В то же время нужно понимать, что банковский бизнес оперирует в условиях жесткой конкуренции. Каждый банк имеет право на свою процентную политику и нельзя ему навязывать заботу об интересах всего остального рынка.

РГ: Возможно, уже в апреле-сентябре развивающийся кризис ликвидности заставит минфин начать спасательную операцию по накачиванию банков деньгами. Эксперты прогнозируют «падеж» мелких банков, так как отбирать «объекты для спасения» минфин пообещал на основе банковских рейтингов. Это опасный процесс?

Тосунян: Во-первых, никаких причин для «спасательных операций» нет. С другой стороны, никто искусственно накачивать ликвидностью банки не собирается. Просто минфин заявил: он знает, что делать при возникновении шоковой ситуации, под которой он подразумевает большие выплаты. Во-вторых, никто и не ожидает, что ЦБ и минфин будут равномерно распределять средства по всем банкам. Так что ваши эксперты у меня вызывают сомнение. Речь идет о том, чтобы выбрать наиболее надежных контрагентов, которые, получив деньги, не будут на них сидеть, а выпустят на рынок межбанковского кредитования. И банки если не с первой руки, то с третьей уж точно ее получат, то есть перекредитуются. Поэтому никакого «падежа» банков мы не ожидаем, да и никто этого не допустит. Все понимают, если от нехватки ликвидности какой-то банк завалится, то плохо будет для всей системы. В банковском сообществе в октябре 2007 года мы провозгласили: «Ни одного дефолта по причине временного дефицита ликвидности».

РГ: А 360 миллиардов рублей, которые обещал подкинуть минфин, будет достаточно, если возникнет шоковая ситуация?

Тосунян: Вообще, цена вопроса ликвидности по максимуму сегодня на уровне 600 миллиардов рублей. Но 360 миллиардов - более чем достаточно в случае возникновения локальных проблем. А масштабных проблем с ликвидностью мы не ожидаем.

РГ: Если за банками в стране установлен жесткий надзор и контроль, то как быть с параллельными «мирами», например, с финансовыми «пирамидами», куда утекают огромные капиталы? Зачастую они действуют под прикрытием кредитных кооперативов. Почему государство отстранилось от этого?

Тосунян: Есть понятия «презумпции невиновности» и «неотвратимости наказания». Кредитные кооперативы - разрешенные законом финансовые институты, которые занимаются полезным делом. И на каком основании государство будет их искусственно ограничивать?

Если это мошеннические организации, которые просто собирают под обещания высокого процента деньги и испаряются, то это уже уголовное преступление. Поэтому здесь главное в решении вопроса - неотвратимость наказания.

Но в этой ситуации меня больше всего огорчает поведение людей. Увы, они не понимают, что обещанные 60 процентов годовых - это бред, а 20 процентов в месяц – тем более афера. И поэтому надо повышать финансовую грамотность населения. Банки уже начали это делать, думаю, и государство в стороне не останется. По крайней мере, В АРБ такая программа разработана, в минфине, надеюсь, поддержат наши инициативы.

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Новости АРБ    22.02.2018 11:49

Экспертный совет АРБ: законопроект Минфина «О цифровых финансовых активах» не содержит эффективных механизмов правового регулирования

Это интересно    22.02.2018 11:18

Богатейший человек мира заработал миллиард долларов за день

Глава онлайн-ретейлера Amazon Джефф Безос за день заработал 1,15 миллиарда долларов. Это произошло благодаря росту стоимости акций его компании — она впервые превысила полторы тысячи долларов за бумагу. Это следует из данных торгов и индекса Bloomberg Billionaires Index.

Это интересно    22.02.2018 09:09

Пользователь японской биржи Zaif попытался купить биткоины на $20 трлн

Из-за системного сбоя на японской криптовалютной бирже Zaif у трейдеров на протяжении короткого промежутка времени появилась возможность «бесплатно покупать» биткоины — деньги попросту не списывались со счетов пользователей. Об этом сообщает Reuters.

Точка зрения    22.02.2018 09:01

Рынок МФО: ужесточение мер по займам сильно взволновало инвесторов

Председатель совета директоров группы компаний "Русмикрофинанс" Евгений Аболонин. Банк России планирует ввести ряд новых ограничительных мер на рынке микрофинансирования. В первую очередь, это коснется PDL-займов, которые регулятор хочет свести к единым условиям. Ожидается, чт...