Складывающаяся судебная практика по деривативам может иметь разрушительные последствия для рынка

09.06.2017   \  Точка зрения

Юрий Кормош, Первый вице-президент АРБ.

«...Чтобы изменить ситуацию в судебной практике, в разбирательствах, связанных с производными финансовыми инструментами, нужно использовать третейские суды. Также для улучшения ситуации АРБ совместно с НАУФОР и НФА разрабатывают стандарты раскрытия рисков при использовании ПФИ...»


Арбитражный суд Москвы удовлетворил иск компании "Транснефть" к Сбербанку и признал ничтожной сделку с производными финансовыми инструментами, в результате которой истец получил крупный убыток. Истец утверждает, что Сбербанк не довел до сведения компании информацию о возможных рисках и фактически навязал компании сделку. Как отмечает «КоммеpсантЪ», это самый крупный случай, когда суд встает на сторону корпоративного участника сделки, признавая его заведомо слабой стороной в финансовом споре.

Складывающаяся в настоящее время судебная практика в арбитражных судах может иметь разрушительные последствия для рынка производных финансовых инструментов.

Корпоративные клиенты зачастую отказываются от заключенных соглашений, если рыночная ситуация складывается не в их пользу, аргументируя это тем, что не понимали принимаемые на себя риски. Но при этом компании пользуются более дешевыми кредитами, которые им готовы представить банки при условии хеджирования через производные финансовые инструменты. Более того, такие крупные компании, как «Транснефть», имеют высококлассных специалистов, хорошо понимающих механизмы хеджирования и соответствующие риски.

Чтобы изменить ситуацию в судебной практике, в разбирательствах такого рода нужно использовать третейские суды, где судьи имеют высокую квалификацию и понимают финансовую составляющую контрактов. Такими судьями в третейских судах могут быть и непосредственно специалисты по деривативам. В этом случае судебная практика могла бы сложиться другой.

Также для улучшения ситуации АРБ совместно с НАУФОР и НФА разрабатывают стандарты раскрытия рисков при использовании производных финансовых инструментов. Стороны, заключающие такие контракты, будут подписывать стандарт и лучше понимать риски, возникающие при использовании ПФИ. При этом потребуется согласование данного стандарта Банком России.

Кроме того, для урегулирования таких вопросов может понадобиться внесение отдельных изменений в закон «О рынке ценных бумаг» и нормативные акты Банка России.




Комментарии спикеров Сбербанка


Вице-президент-директор правового департамента Сбербанка Игорь Кондрашов:

«Комментируя решение суда, прежде всего надо отметить, что Банк при заключении и исполнении Сделки действовал добросовестно и никоим образом не вводил Компанию в заблуждение. Странно было бы предполагать, что в одной из крупнейших российских компаний, которая на момент сделки со Сбербанком заключила более 100 аналогичных сделок с иностранными банками, не было специалистов достаточного уровня квалификации для оценки условий сделки, которые не могли адекватно оценить возможные риски. Хотя именно отсутствие таких компетенций в компании является одним из выводов суда. Сделка с Транснефтью готовилась более года и была рассмотрена и утверждена правлением трубопроводной компании. Она соответствует всем требованиям законодательства, была заключена на основании стандартной документации для подобных сделок, разработанной НАУФОР. Если же говорить о росте курса доллара, из-за которого Транснефть считает себя пострадавшей стороной по сделке, то на момент конца 2013 года, когда заключалась сделка, возможность роста курса доллара выше 50 рублей за доллар уже в 2014 году расценивалась как маловероятная, что и оговаривалась в документах по сделке. Вывод суда о сверхприбыли в размере 66 млрд рублей, которую банк якобы заработал на сделке, не соответствует действительности: банк понес сопоставимые расходы на хеджирование сделки на международных рынках в соответствии с требованиями ЦБ. Обращает на себя внимание также тот факт, что Компания исполнила Сделку в 2015 году, а обратилась в суд с требованием о признании Сделки недействительной только более чем через год. Данное решение в случае его вступления в законную силу, безусловно, самым негативным образом повлияет на финансовый рынок РФ. Сбербанк будет обжаловать его в установленные законом сроки».


Вице-президент, руководитель Департамента глобальных рынков Sberbank CIB Андрей Шеметов:

«На текущий момент мы оцениваем объём рынка процентных и валютных деривативов в сумму более 200 млрд дол. В случае, если мы проигрываем в суде, это создаёт прецедент и следует ожидать лавину подобных исков от других компаний, что только для банковской системы может привести к убыткам от 600 млрд до 1 трлн ру. Данное решение продемонстрирует незащищённость участников финансового рынка и приведёт к полной остановке деривативного рынка. Корпоративные клиенты не смогут захеджировать не только валютные но и процентные и товарные риски. Все иностранные участники прекратят не только дерривативные сделки, но и операции на спот рынке, что резко снизит ликвидность всего рынка и поставит под угрозу все достижения российского финансового рынка и отбросит нас в 1998 год.

Решение первой инстанции очень странное и все участники рынка не сомневаются, что в итоге будет принято решение в соответствии с российской и мировой практикой финансовых рынков и законодательства, а не в сторону закрытия России как игрока на финансовой карте мира».

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Новости АРБ    18.10.2017 08:46

Актуальные вопросы выполнения требований FATCA и CRS на заседании Комитета АРБ по ПОД/ФТ

Новости АРБ    17.10.2017 17:11

АРБ выступает за сохранение действующей редакции Закона о потребительском кредите