Навязанные страховки: не пора ли увидеть очевидное?

19.05.2017   \  Точка зрения

Павел Медведев, Финансовый омбудсмен.

Банк России опубликовал проект указания, по которому «период охлаждения», в течение которого можно отказаться от навязанной страховки, увеличивается с пяти до четырнадцати дней (проект указания «О внесении изменения в пункт 1 Указания Банка России от 20 ноября 2015 года No 3854-У «О минимальных (стандартных) требованиях к условиям и порядку осуществления отдельных видов добровольного страхования»).

В пресс-релизе, посвященном этому событию, Банк России утверждает, что «период охлаждения» зарекомендовал себя как эффективно действующий механизм защиты прав потребителей страховых услуг. Это подтверждается статистикой жалоб, поступающих в Банк России». Из поступающих в Банк России обращений видно, утверждает ЦБ, что при потребительском кредитовании граждане активно используют «период охлаждения» и без потерь возвращают страховую премию, уплаченную за оформленную при заключении договора потребительского займа (кредита) страховку.

На основе моего опыта картина складывается несколько иная, не столь лучезарная. Статистику моим сотрудникам в силу крайней их загруженности вести некогда, но заявления о навязанных страховках, от которых нет никакой возможности отказаться идут сплошным потоком, в том числе и в обращениях, пересылаемых мне Банком России. Главная проблема – не ограниченность срока, в течение которого страхователь может отказаться от навязанной ему услуги, а в изобретательности тех, кто ее навязывает.

Первое – главное – изобретение: присоединение клиента банка к договору коллективного страхования. Со слов людей, обращающихся ко мне, когда они получают в банке в нагрузку к кредиту страховую услугу, им часто даже объясняют, что Центральный банк позаботился о них, и что они могут отказаться от страховки. В доказательство приводится договор, в котором черным по белому написано: «Я проинформирован, что вправе отказаться от услуги «Подключение к программе страховой защиты» в любое время при условии оплаты Банку фактически понесенных им расходов». Правда, клиент не проинформирован, что подписал не страховой договор, а согласие на подключение к программе коллективного страхования. То есть он не выступает в роли страхователя и, соответственно, не может расторгнуть договор, и отказ от «услуги» не поможет ему вернуть деньги. Но это выясняется позже, когда договор подписан и «задний ход» дать нельзя.

Вторая хитрость – комиссия за заключение страхового договора. Клиент банка, отказавшись от страховки, получает назад деньги, но в сумме в разы меньшей, чем то, что он заплатил за эту страховку. Удивленному до крайности гражданину объясняют, что вернули ему страховую премию полностью, но большая часть суммы пошла на оплату комиссии за оформление страховки.

Есть и другие «изобретения». Так одна страховая компания при весьма и весьма респектабельном банке готова вернуть своим клиентам страховую премию, но только при предъявлении документа о ее оплате, а банк соглашается выдать такой документ… в течение тридцати дней. «Пять дней «охлаждения» миновали? Ах, какая жалость!»

Всех хитростей мне, конечно же, не перечислить. Да и ставить подобную цель мне кажется иррациональным. Равно как продлять срок малоэффективной меры защиты наших сограждан на финансовом рынке. Куда как более прагматичным мне представляется исключить причину, по которой финансисты идут на подобные ухищрения. На мой взгляд, она кроется в непрозрачности этих услуг, отчасти обусловленной избыточными запретами и ограничениями, налагаемыми на финансовую деятельность. Складывается замкнутый круг: «сверху» финансистам навязывают цену на их продукты, а они в свою очередь вынуждены соревноваться в «изобретательности».

…В этом году исполнится 100 лет началу грандиозного эксперимента по внедрению всеобъемлющего регулирования во все сферы жизни, включая экономическую. Если кто забыл, напоминаю, что эксперимент продолжался семьдесят лет и закончился полным крахом экономики нашей богатейшей страны. Вызывает как минимум удивление стремление его повторить, пусть в гораздо меньших масштабах.

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Интервью    Сегодня 10:45

Михаил Мамута: «Мы научились пресекать действия пирамид в Интернете»

Михаил Мамута, руководитель службы по защите прав потребителей финансовых услуг и миноритарных акционеров Банка России Что такое поведенческий надзор? Как жалобы клиентов помогают Банку России эффективнее контролировать банки? Надо ли раскрывать данные об этих жалобах? Почему ...

Тенденции рынка    17.08.2017 13:29

Почему 2043 — год, когда Великобритания станет безналичной

Использование наличных в стране постепенно снижалось в течение многих лет, с 71% в 2004 году до 53% в 2014-м. А учитывая прогноз на 2024 год по использованию кеша (34%), аналитики полагают, что именно в 2043-м Великобритания станет безналичной.

Точка зрения    16.08.2017 10:21

Гарегин Тосунян: нельзя провоцировать нервозность на рынке и подталкивать клиентов банков к неадекватным действиям

Гарегин Тосунян, Президент АРБ Аналитики УК «Альфа-Капитал», согласно сообщениям прессы, в своем письме предупредили клиентов о проблемах у банка «Открытие», Бинбанка, Московского кредитного банка (МКБ) и Промсвязьбанка.

Точка зрения    16.08.2017 10:05

Институт финансового омбудсмена даже в отсутствие закона находит своих сторонников

Гарегин Тосунян, Президент АРБ Сбербанк РФ сообщил о создании нового подразделения – службы финансового омбудсмена. АРБ, семь лет назад воплотившая в жизнь идею «внешнего» финансового уполномоченного, поддерживает данную инициативу