В ходе работы ХХ съезда АРБ корреспонденты ИТАР-ТАСС взяли целый ряд интервью у делегатов и гостей съезда, главным образом, из российских регионов. Из-за ограниченности времени и плотной повестки дня многие из них не смогли выступить с трибуны

08.04.2009   \  Новости финансового сектора

Интервью с делегатами и участниками съезда подготовили тассовские журналисты: Герман Соломатин, Константин Кижель, Рустам Бабаев, Даниил Студнев.





Владимир Велийкович Джикович
Президент Ассоциации банков Северо-Запада

Как мировой финансовый кризис отразился на работе вашего банка?

- Кризис на наши региональные банки повлиял так же, как и в целом он повлиял на всю банковскую систему России. В первые недели мы испытали «кризис недоверия», в результате чего остановился "межбанк", потом возросла угроза оттоков вкладов населения. Сейчас ситуация нормализовалась, восстановилось доверие. Во многом благодаря действиям правительства РФ по повышению ликвидности банковской системы.

У нас в регионе всего три банка, которые могли участвовать в аукционах Банка России, а в целом - 170 кредитных учреждений, в том числе 41 банк с "пропиской" в Петербурге, а остальные это филиалы иногородних, в основном, московские банки. Всего три питерских банка были допущены к беззалоговым аукционам. Сейчас ситуация с ликвидностью и с расчетами нормализовалась. Мы создали рынок межбанковского кредитования у себя в регионе, используя возможности Санкт-Петербурской валютной биржи. Это позволяет банкам достаточно оперативно обмениваться межбанковскими ресурсами, повышая таким образом текущую ликвидность. С начала года оборот этого рынка достиг 6 миллиардов рублей, на нем работает 14 банков. В этом плане существенную роль для региона сыграла инициатива, которую мы реализовали вместе с Главным управлением ЦБ по Санкт-Петербургу. Создан комитет, который определяет лимиты на банки и возможности торговли.

Продолжаете ли вы кредитовать реальный сектор? Берут ли предприятия кредиты под нынешний высокий процент?

- Мы продолжаем кредитовать. По последним данным, в первом квартале 2009 года, по сравнению с прошлым годом, объемы кредитования не упали. А крупные банки с государственным участием, такие как Сбербанк, ВТБ 24, даже увеличили объемы кредитования. Те банки, которые не получали ресурсов, находятся где-то на уровне 1 квартала прошлого года.

Велик ли у вас процент просроченных кредитов?

- Пока, на мой взгляд, в нашем регионе нечего опасаться, поскольку у нас нет крупных банков, соответственно, крупные кредиты не выдаются, поэтому риски не столь велики.

Что вам больше всего импонирует в предложениях и инициативах, озвученных на съезде АРБ по преодолению кризиса?

- Больше всего мне понравилось, что у Совета Федерации хватило «гражданского мужества» зарубить закон по платежным терминалам, который Госдума приняла в трех чтениях. Это самая большая победа. Сегодня явно просматривается попытка, причем на серьезном уровне, создать параллельную платежную систему и завести туда все наличные деньги. На сегодняшний день их объем составляет около 500 миллиардов рублей. Если бы прошел закон, то объем этих наличных средств, которые там проходили совершенно бесконтрольно, вырос бы до нескольких триллионов рублей.

Нет ли у банков Вашего региона проблем с надзором, нет ли жалоб на необоснованные претензии территориального управления ЦБ РФ?

- Я категорически против попыток вывести надзор из компетенции Банка России.

Сегодня после 20 лет работы в ЦБ сформировался очень сильный коллектив специалистов, который хорошо знает, как работает банковская система. Мы вместе развивались, вместе учились, и сейчас этот тандем нужно сохранить в том виде, в котором надзор и есть. На сегодняшний день Банк России осуществляет компетентный и качественный надзор.


Вера Владимировна Прокопенко
Председатель Совета директоров "АВТОВАЗБАНКА", г.Тольятти.

Отличается ли чем-то от предыдущих нынешний ХХ съезд Ассоциации российских банков? Удастся ли нашей банковской системе преодолеть нынешний кризис?

- Этот съезд впервые реально сплотил всех банкиров в трудной ситуации для того, чтобы преодолеть ее, найти из нее выход. Мне кажется, что российский человек закаляется во время всех этих кризисов: мы пережили кризисы 1994-го, 1998-го, 2004-го годов. И кризис 2008 года, по моему убеждению, только закалит наши банковские ряды и позволит выйти из него еще более крепкими и зрелыми. Ибо каждый кризис – это путь к следующему этапу подъема и развития.

Как вы оцениваете сделанное за последние годы Ассоциацией российских банков?

- Банковское сообщество за последние пять лет очень много сделало с помощью Ассоциации российских банков, в первую очередь это относится к совершенствованию законотворческого процесса. Многие вопросы сегодня удается вместе с Центральным банком РФ быстро и оперативно решать. Наверное, жизнь заставила всех нас быстрее принимать решения. Сегодня все предложения, которые выдвигает банковское сообщество, находят отклик в Центробанке и за это его руководству и коллективу надо сказать большое спасибо.

Как отразился финансовый кризис на вашем банке?

- На нас менее болезненно, чем на многих наших коллегах, потому что мы предчувствовали этот банковский кризис и погасили досрочно все межбанковские кредиты. Правда, у нас возникли сложности в другом: из-за недостоверной информации о масштабах финансового кризиса в СМИ произошел резкий отток вкладов, но сегодня ситуация стабилизировалась, и уже идет их приток. Также благодаря большому капиталу банка мы чувствуем себя стабильно и уверенно.

Не сократился ли у вас объем различных видов кредитования?

- Мы осознанно сократили объемы потребительского кредитования, но в то же время увеличили выдачу ипотечных кредитов. Это связано с тем, что у нас есть ряд строительных проектов, которые мы финансируем и по этим объектам мы выдаем ипотечные кредиты. Также мы увеличили кредитование юридических лиц и по кредитным карточкам.

Сегодня развитие малого бизнеса названо одной из приоритетных задач государства. А ваш банк уделяет внимание кредитованию малых предпринимателей?

- Нашему банку уже более 20 лет, мы уже давно работаем с малым бизнесом, а многие наши клиенты из малого бизнеса уже превратились в средний и крупный. Так что этот сектор кредитования у нас тоже активно работает.

Есть ли у вашего банка, так называемые "плохие долги", и не изменился ли в связи с кризисом подход к кредитованию клиентов?

- Сегодня каждый банк очень осторожно смотрит на кредитование любого клиента. Мы в первую очередь кредитуем тех, с кем работаем много лет. А с "плохими долгами" ситуация спокойная, их немного и нарастания таких долгов нет.


Михаил Игоревич Гуревич
Президент, Председатель Правления КБ "
Эллипс банк", г.Нижний Новгород

Как повлиял экономический кризис на положение и работу Вашего банка?

- Мой ответ я хотел бы начать со слов признательности руководству территориального управления ЦБ по Нижегородской области за принятые осенью прошлого года энергичные меры по предотвращению паники населения и стабилизации положения. И прежде всего в адрес руководителя управления. Он почти неделю в октябре прошлого года был основным ньюсмейкером в нижегородских СМИ по вопросам банковских вкладов и кредитов. Люди ему поверили и успокоились, несмотря на то, что наш регион был одним из наиболее пострадавших от первоначальной паники. Причем, паники, которая отчасти была спровоцирована недобросовестным поведением ряда коллег и активной деятельностью так называемых оплаченных агитаторов. Эти люди сознательно ходили по крупнейшим отделениям региональных банков и выкрикивали лозунги о том, что "банки неплатежеспособны и что надо забирать вклады". Другими словами, банки области были подвергнуты массированной пиаровской атаке подобного рода.

Что касается нашего банка, то его акционеры приняли экстренные меры по увеличению уставного капитала. На сегодняшний момент собственный капитал банка доведен почти до 900 миллионов рублей. Мы оперативно получили необходимый уровень рейтинга от национально признанных рейтинговых агентств, который дает нам право работать без залоговых кредитов и аукционов ЦБ. Поэтому у нас краткосрочная ликвидность находится на очень высоком уровне. На 1 января норматив краткосрочной ликвидности у нас был в 15 раз выше, чем требуется по нормативам ЦБ. 300% вместо 20% нормативного. По общероссийскому рейтингу мгновенной ликвидности, опубликованному Национальным рейтинговым агентством, мы входили в него 6-7 пунктом среди 500 крупнейших банков России.

Продолжает ли Ваш банк кредитовать реальный сектор и население в настоящий момент?

- Да, кредитование продолжается. Причем, мы являемся крупнейшим кредитором сельхозпроизводителей среди региональных нижегородских банков. Мы имеем более 1,5 миллиардов рублей кредитного портфеля. По этому вопросу у нас есть ряд предложений для обсуждения на съезде вместе с финансовыми регуляторами.

Буквально неделю назад руководитель территориального главка ЦБ по просьбе губернатора Нижегородской области Шанцева приглашал руководителей банков для активизации кредитования сельхозпроизводителей перед посевной. Общая картина - крайне неблагоприятна. Руководители, в том числе отделений крупнейших территориальных системообразующих и местных банков, сказали, что платежеспособность и кредитоспособность сельхозпроизводителей, как заемщиков, находится на крайне низком уровне. Свыше 90% из них не могут претендовать на получение вообще каких-либо кредитов. Это связано с тем, что многие из них не могут расплатиться за взятые кредиты прошлого года, поскольку затраты за удобрения, горюче-смазочные материалы и семена были произведены по самым высоким ценам. После этого цена урожая упала более чем в два раза и, естественно, все они стали убыточными хозяйствами, а в их сегодняшних бизнес-планах диспропорция цен не позволяет им претендовать на кредиты.

Какие пути выхода из такой ситуации предлагает банковское сообщество, чтобы переломить ее?

- Чтобы предотвратить невыход на посевную и полный бойкот со стороны крестьян сельскохозяйственного производства, а подобные возгласы уже раздаются, необходимо предпринять экстренные меры следующего характера. Прежде всего снизить ставки государственного фондирования. Сейчас сельское хозяйство низкорентабельно, если не сказать убыточно. Нынешние высокие ставки оно не в состоянии переварить. Низкие ставки без государственной поддержки коммерческие банки не могут предложить. Поэтому необходимо предоставить рефинансирование по разумной цене со стороны ЦБ. Не надо бояться, что банки будут выдавать конечным потребителям кредиты ниже ставки рефинансирования в 13%. Такого не произойдет. Ибо, учитывая высочайшие риски и необходимость формирования резервов со стороны банков, даже ресурсы получаемые под 3% с учетом создания специального резерва будут выдаваться уже под более 13%.

Скажите, все эти высказанные Вами рекомендации, понятны ли руководителям сельхозпредприятий?

- Руководители хозяйств, услышав предлагаемые ставки по кредитованию не только нашего банка, отреагировали положительно. Дело в том, что крупнейшие системообразующие банки, за исключением 5-7% хозяйств, всем остальным просто отказывают в кредитных ресурсах. Они объясняют этот отказ тем, что балансы хозяйств не соответствуют требованиям, и кредиты для них просто недоступны. Мы же предоставляем эти ресурсы. Но поскольку сейчас мы не можем предоставлять их себе в убыток, наши ресурсы стоят более 20% годовых, т.е. до 25% для крестьян. Эта цена для них крайне обременительна.

Для того чтобы снизить эту цену, мы предлагаем следующие меры. Нужна солидарная ответственность. Прежде всего владельцев сельхозпредприятий, которые согласились бы разделить риски с банком и государством. В свое время была известная система, когда банки предоставляли финансирование не в виде кредитов, а через счета финансирования целевых государственных средств для сельского хозяйства. Эта программа была закрыта ввиду практически полного невозврата этих средств и заменена системой только поддержки процентной ставки. Программу надо возобновить и совместить с чем-то другим по типу софинансирования в долях. Например так: 20% от предоставляемых ресурсов сельскому хозяйству дает государство через коммерческие банки, через счета финансирования. Еще 20% предоставляют учредители, руководители сельхозпроизводителей и председатели колхозов из своих собственных средств путем субординированных кредитов. В этом случае 60% ресурсов может предоставить коммерческий банк. Таким образом повышается надежность подобного финансирования и доступность этих ресурсов. В итоге через подобный механизм можно поднять в пять раз средств больше, чем выделяет государство и резко повысить ответственность и дисциплину в плане безусловной возвратности предоставленных государственных средств.

Реакция сельхозпроизводителей на это предложение разная. Тем, кто хочет получить "халявные" государственные средства, это предложение не нравится. А у ответственных сельхозпроизводителей это предложение поддержку получает.


Николай Николаевич Николаев
Президент Алтайского банковского союза, Президент КБ "
Зернобанк", г.Барнаул

Каковы основные операции, которыми Ваш банк занимается в условиях кризиса и повлиял ли кризис на работу банка?

- Усилия нашего банка сосредоточены на кредитовании субъектов малого и среднего бизнеса. Ипотечным кредитованием наш банк не занимается. Мы не занимались даже операциями на рынке потребительского кредитования, не работаем на рынке ценных бумаг. Мы считаем, что каждый банк должен сосредоточиться на таких участках, которые отвечают его ресурсным возможностям и профессиональному уровню его коллектива.

Поскольку съезд АРБ проходит в условиях кризиса, и мы в регионах на себе ощущаем те тенденции, которые разворачиваются в экономике, я хотел бы высказать ряд соображений, направленных на улучшение работы всей банковской системы в нынешних непростых условиях.

Первое. Такие регионы, как Алтайский край наименее затронуты кризисными явлениями, поскольку структура экономики таких областей не позволяла даже в период "тучных" лет привлекать большие инвестиции, принимать на себя большие риски. И, соответственно, при большом количестве производств различных направлений, большой доли сельского хозяйства, кризис не вызвал серьезных последствий.

Однако в общей банковской системе мы отмечаем сейчас определенные негативные тенденции, о которых уже говорилось на съезде.

Что Вам понравилось из выступлений и предложений, прозвучавших на нем?

- Мне понравились выступления представителей двух крупнейших банков. Причем, одного с государственным участием, а другого - чисто коммерческого. Они затрагивали вопросы, касающиеся работы в кризисных условиях средних и мелких банков. Это вопросы капитализации и концентрации капитала. Эти темы сегодня бесспорно важны. Но не может быть капитализации лишь ради капитализации. Так вопрос не должен стоять.

Закон о достаточности собственного капитала банков, который был пролоббирован крупными банками в интересах обслуживания депутатов Госдумы, не приведет к решению задачи капитализации российской банковской системы и концентрации капитала.

Почему? Потому что у нас давно уже сложилась уровневая система банков. Уже зримо видна усиливающаяся роль государственных банков, на которые приходится свыше 53% объема банковских операций. Определена роль системообразующих, корпоративных банков, частных, мелких и средних. Только мелкие банки подпадают под поправку в этом законе или под изменения 28-го закона. Это всего полпроцента активов банковской системы, но таких банков, которые могут исчезнуть, у нас в стране насчитывается полторы сотни.

Это, видимо, как раз те банки, в защиту которых говорил президент АРБ и многие другие выступавшие?

- Да, речь шла именно о них. Но я хочу также сказать, что 20% банковской системы России составляют региональные банки, которые имеют капитал более 90 или 180 миллионов рублей. Поэтому, раз уж решили закон менять, его надо менять кардинально. Надо решать задачу наращивания капитализации одним путем. Путем ввода дифференцированной шкалы для банков соизмеримо их доли на рынке.

Поэтому, предъявляя уже известные требования к этим 150 банкам о повышении за два года планки их собственного капитала, мы подобным образом задачу капитализации не решим. Здесь, я думаю, представители крупнейших банков сильно заблуждаются и идут неправильным путем.

Мы наше предложение в скором времени сформулируем окончательно. Оно будет звучать следующим образом: для капитализации российской банковской системы необходимо создать шкалу для всех трех основных категорий банков. Необходимо поднять верхнюю планку капитализации и группе банков с государственным участием. Из опыта, который они приобрели, размещая накануне кризиса свои ценные бумаги, они должны извлечь правильный вывод и искать действительно реальные источники капитализации. Здесь могут работать инструменты господдержки, выкупа долговых обязательств государством и ряд других мер.

Вторая задача - это концентрация капитала. Мнение частных банков по этому поводу заключается в том, что нужна конкурентная среда, которую надо создать там, где мы работаем с ними в одном сегменте. Госбанки должны понять, что если у них есть определенные амбиции, то источники капитализации нужно искать сообразно со своими активами и своими действиями. Мы тоже выступаем за наращивание капитала. Но сообразно объемам выполняемых нами операций и принимаемых рисков. При этом мы считаем, что банки второй и третьей группы нужно различными способами стимулировать в наращивании капитала.

Вы упомянули о том, что ваш банк кредитовал физических лиц. Сейчас Вы продолжаете их кредитовать?

- У нас структура кредитного портфеля такова: юридические лица занимают около 70%, а 30 - физические лица. Но хочу отметить, что мы не занимались кредитованием физических лиц на рынке потребительского кредитования. У нас не было таких системных продуктов, которые продвигали крупные банки. Мы эти продукты никогда не предлагали. Потому что у нас никогда не стояло проблемы переброски заимствованных за рубежом ресурсов в глубинку. Досконально зная рынок, мы четко понимали, кому и сколько и за какие проценты мы должны кредитовать средств. Поэтому, когда мы кредитуем юридических лиц, мы точно знаем, что это за ниши. Это малый и средний бизнес. А доля физических лиц - это индивидуальные предприниматели из так называемой "пищевки". Они в одном лице и предприниматели, и физические лица. Они то и являлись и являются нашими клиентами в сегменте кредитования физических лиц.

Если говорить об объеме кредитного портфеля и структуре, то у нас в связи с кризисными явлениями ничего не изменилось. Кредитный портфель не уменьшился, структура также не изменилась. Сейчас объем просроченных кредитов у нашего банка с 0,8% вырос до 1%. В данном случае, озвученная с трибуны съезда цифра – пять, семь или десять процентов, нас не очень сильно беспокоит. Хотя, с другой стороны, все же тревожит. Потому что все мы интегрированы в один экономический процесс и, если обострится проблема "плохих долгов", то в плане взаимных расчетов это коснется и нас.


Наталья Николаевна Мельник
Председатель Совета Пермского банковского союза, Председатель правления "КАМАБАНКА"

Как ваш банк пережил первую волну кризиса?

- Как и многие другие банки мы в октябре 2008 года испытали чувство, близкое к страху, когда многочисленная клиентура нашего банка, а у нас более 220 тыс клиентов, одномоментно подошли к банкоматам, чтобы снять свои деньги. Люди боялись, что может случиться что-то непоправимое, так как было много разговоров в прессе о разразившемся банковском кризисе, хотя в тот момент у банка было все в порядке и с ликвидностью, и с наличием денежных средств на корсчетах. Поэтому единственно, что нам пришлось делать в авральном режиме, это резко увеличить объем инкассаций для заправки банкоматов, чтобы выстоять перед этим одномоментным нашествием клиентов. Эти дни нам очень запомнились, когда на пустом месте, только на основе слухов возникла такая ситуация.

А как дела обстоят сегодня, вы продолжаете выдавать кредиты, не свернули ли вы какие-либо виды вашей деятельности?

- Основные направления нашей деятельности – это пластиковые карты и ипотека. Ипотеку мы сворачивать не собираемся, мы работаем по государственной программе "Доступное жилье" и занимаем 25% рынка ипотечного кредитования Пермского края. Мы всегда себя позиционировали как социально ориентированный банк. Один из приоритетов нашей работы - это пластиковые карты и всё что их касается. С помощью таких карт можно оплатить любые платежи - от проезда в транспорте до получения социальных льгот. У нас в регионе этот проект развит достаточно серьезно, мы собираемся на его основе создать социальную карту жителя Перми, которая могла бы заменить всю существующую платежную систему.

Как вы оцениваете прошедший ХХ съезд Ассоциации российских банков? Что вам запомнилось?

- На съезде было высказано много интересных мыслей и предложений, многие из которых сопрягаются и с моими мыслями. Например, тут много говорилось о малых банках. И хотя наш банк к ним не имеет никакого отношения, но как банкир, я считаю некорректными высказывания о том, что Центробанку будет тяжело контролировать 1,2 тыс банков и поэтому их число нужно сокращать. Такие вопросы, по моему мнению, должен решать только рынок.

Как, на ваш взгляд, можно победить кризис и при этом развить банковский бизнес и экономику страны?

- На примере развитых стран, таких как Канада, развивать экономику страны можно было бы через ипотеку и строительство. Без ипотеки поддерживать строительную отрасль в наших условиях невозможно, потому что сегодня платежеспособность большинства граждан страны такова, что можно приобрести квартиру только через заемные средства. А если будут строиться квартиры, то будут развиваться и другие рынки, например, стройматериалов. Это, на мой взгляд, развивало бы и экономику страны, и банковский бизнес.


Борис Аубекирович Эндреев
Председатель Правления банка "Нальчик", президент Ассоциации банков и страховщиков Кабардино-Балкарии

Как финансовый кризис отразился на работе вашего банка? Продолжаете ли вы кредитовать реальный сектор? Берут ли предприятия кредиты под нынешний высокий процент?

- Поначалу был заметный отток вкладов, выдача кредитов была практически приостановлена. С октября по март этот отток составил около 10%. Граждане, испугавшись за свои рублевые вклады, покупали валюту. Теперь пошел обратный процесс, сейчас они меняют валюту на рубли, чтобы положить их на депозиты. А в нашем банке максимальная процентная ставка составляет сейчас 23% годовых. Так что на сегодняшний день доходная база, вклады и кредитование стабилизируются.

Велик ли у вас процент просроченных кредитов? Каким вы видите путь преодоления трудностей на примере вашего банка?

- В настоящее время объем просроченных кредитов у нас составляет всего 1%. Мы хорошо знаем своих клиентов в регионе и поэтому легко просчитываем, кого можно без риска кредитовать. Сегодня финансовый кризис больше в наших головах, чем на деле. В нашем банке прибыль в этом году на 40% больше, чем за тот же период прошлого года, поэтому проблем у нас нет. У нас есть деньги, и своих клиентов мы кредитуем.

Что вам больше всего импонирует в инициативах, озвученных на XX съезде АРБ по преодолению кризиса в стратегическом и практическом плане?

- В первую очередь, не нужно попадать в кризис. За 20 лет мы уже пережили и дефолт и кризис. Мы все эти моменты прошли плавно, и этот кризис преодолели без особых проблем. Кризис у тех банков, которые получали огромные займы на стороне, собирали эти средства, а потом раздавали их кому- попало. Они работали на количество, а не на качество.

Насколько изменения законодательства об увеличении собственного капитала банка до 90 миллионов и 180 миллионов к 2010 и 2011 годах отразятся на вашем банке? Каково ваше отношение к этим нововведениям?

- У нашего банка 250 миллионов собственного капитала, поэтому проблем нет. В нашем регионе есть два банка, которые не имеют 90 миллионов собственного капитала, однако они имеют право на жизнь, потому как работают рентабельно. У них очень хорошие показатели, все нормативы установленные ЦБ РФ эти банки выполняют, поэтому это новое решение правильным назвать нельзя.

Даже если закон принят, этим банкам все равно нужно дать возможность поработать хотя бы еще 2 года, чтобы они смогли накопить 90 миллионов капитала. Если сегодня закрыть эти банки, это будет означать выступать против президентского курса. Президент призывает развивать малый бизнес, именно малый бизнес является локомотивом, который вытащит экономику из кризисного состояния. Закрывать малые банки это, на мой взгляд, просто преступление.

Нет ли у банков Вашего региона проблем с надзором, нет ли жалоб на необоснованные претензии территориального управления ЦБ РФ?

- ЦБ РФ заставил все банки купить дорогие сортировальные машины, чтобы распознавать денежные знаки. Хотя, на мой взгляд, сейчас есть достаточно средств и оборудования для того, чтобы фальшивые деньги не поступали в обращение. За 20 лет работы нашего банка мы не сдали ни одной фальшивой банкноты в кассовый центр.

Нужно ли создавать специальные органы и механизмы по выкупу "плохих долгов"?

- Не нужны такие специальные органы, потому что они будут, как и мы, выбивать средства через суд. Другого механизма у них нет. Зачем продавать долг за полцены, если мои юристы в банке вернут эти деньги через суд. Я считаю, что это личное дело каждого банка, но создавать специальный орган или издавать специальный закон, это неправильно.


Юрий Владимирович Самойлов
Председатель Правления «
Банк Оренбург», член межрегионального банковского совета при Совете Федерации, член Совета АРБ

Насколько сильно повлиял кризис на положение вашего банка; берут ли предприятия кредиты; велик ли процент просроченных кредитов?

- Кризис коснулся всей банковской системы и каждого банка. Поэтому у нас в октябре-ноябре 2008 года был небольшой отток вкладов, потом вклады восстановились, сегодня банк работает в нормальном режиме, задержек платежей нет. Я, правда, должен с сожалением констатировать, что значительные активы банк вынужден держать на корсчетах банков-корреспондентов и Центробанка, в кассе банка, банкоматах. Это значит, что средства недостаточно эффективно используются в плане рентабельности.

Сейчас кредитный портфель банка составляет 4,3 млрд рублей. Он не уменьшился, кредитование продолжаем в пределах погашаемых кредитов, но наращивания кредитного портфеля не происходит. Это связано с отсутствием свободных ресурсов на рынке межбанковского кредитования и малым ростом вкладов от населения. Кроме того, значительное снижение отмечено и на рынке ипотечного кредитования.

Нет ли у банков Вашего региона проблем с надзором, нет ли жалоб на претензии территориальные управления ЦБ РФ?

- Будучи председателем Ассоциации банков Оренбуржья, могу сказать, что мои коллеги не испытывают особых проблем, связанных с работой с ЦБ РФ и его территориального управления.

Надо ли создавать специальные органы и механизмы по выкупу «плохих долгов»?

- В региональных банках объем «плохих долгов» небольшой. Например, в нашем банке такая просрочка составляет 1,6% от всего кредитного портфеля, поэтому для нас этот вопрос пока не актуален.

В тезисах АРБ к съезду выдвигается много предложений о путях преодоления кризиса. Помогут ли, к примеру, госгарантии по кредитам реальному сектору экономики?

- Помощь экономике нужна. Промышленные предприятия, малый и средний бизнес нуждаются в подкреплении кредитными ресурсами как оборотных средств, так и инвестиционных. А их недостаточно. Надо сказать, что государство и ЦБ РФ провели большую работу по сохранению и стабилизации деятельности нашей банковской системы. Если рассмотреть, к примеру, программу Внешэкономбанка, по которой выделены большие ресурсы Минфином РФ на предоставление банкам субордированных кредитов, то на сегодняшний день из всего этого объема только 6 банков получили такие кредиты.

Наш банк подал заявку 5 месяцев назад, мы прошли все проверки, получили одобрение кредитного комитета ВЭБа, есть положительное решение правления в отношении нашего банка, специалисты проверяли наш кредитный портфель – теперь ждем решения наблюдательного совета. Но, как говорится, «хороша ложка к обеду», а в итоге мы пятый месяц ждем, когда выдаваемые 15% от собственного капитала придут к нам от ВЭБа. Это создает негативное восприятие правительственных мер в банковской среде. Ибо ресурсы предназначаются для реального сектора экономики, мы готовы их получить и обеспечить увеличение кредитования промышленности и малого бизнеса. Но пока их нет.


Александра Михайловна Козырева
Президент АКБ "Тверьуниверсалбанк"

Продолжаете ли вы кредитовать реальный сектор? Берут ли предприятия кредиты под нынешний высокий процент?

- Кредиты продолжаем выдавать. Правда, ставки высокие - от 20 до 25%, но мы кредитуем малый и средний бизнес. До кризиса процентные ставки были ниже - от 12 до 18%. В большей степени кредитуем те сектора экономики, на которые есть потребительский спрос. Это, в основном, торговля, сфера услуг и т.д. Тяжелая промышленность и машиностроение сейчас практически не кредитуются, так как они завалены продукцией, а спроса нет.

Как мировой финансовый кризис отразился на работе вашего банка?

- Очень трудно было в октябре 2008 года. Потом удалось выправить ситуацию с помощью коротких денег ЦБ РФ. Сейчас мы этими деньгами не пользуемся, отток вкладов прекратился и пошли возвраты, поэтому сейчас банк чувствует себя достаточно стабильно.

Насколько существенным был отток вкладов или их перевод в валюту?

- У нас был существенный отток вкладов в октябре-ноябре, где-то в пределах 10% от общего объема вкладов. Перевод в валюту, в основном, начался в январе, но он был не столь ощутимым.

Велик ли у вас процент просроченных кредитов?

- Объем просроченных кредитов сейчас в нашем банке составляет 0,5%. Нужно вести себя осторожно, то есть сильно не повышать ставку по вкладам, она у нас, например, всего 15%. Валютные вклады мы принимаем под 0,5% годовых, поскольку кредиты в валюте возмещать очень сложно, и таких заемщиков у нас нет.

Что надо изменить, чтобы заработал кредитный рынок в вашем регионе?

- Нужно повысить кредитоспособность предприятий в целом по России. Нужно вкладывать деньги в такие отрасли, например, в строительство, которая востребует продукцию всех остальных: и механизмы, и материалы, и услуги, и рабочую силу. Если такие важнейшие отрасли заработают, то они потянут за собой всю остальную экономику и, соответственно, банки. Первична экономика, банки сами по себе жить не могут.

В тезисах к ХХ съезду АРБ есть много предложений о путях преодоления кризиса в стратегическом и практическом плане. Что вам больше всего импонирует в них?

- Очень много было сделано правительством РФ и Центробанком для поддержки банковской системы в этот сложный период. Правда, говоря откровенно, до регионов эта помощь не дошла. Если она дойдет, то мы будем намного интенсивнее кредитовать экономику. Кроме того, сейчас отзывается меньше лицензий, то есть государственные органы регулирования банковской системы относятся к российским банкам бережнее.

Есть ли у вас проблемы с ипотечным кредитованием?

- С ипотечным кредитованием проблемы есть, потому что АИЖК опять сокращает ресурсы, которые предполагалось выделить. В результате сейчас мы эти программы сворачиваем. Мы работаем только с местным фондом ипотечного кредитования, там объемы очень маленькие.

Насколько изменения законодательства об увеличении собственного капитала банка до 90 миллионов и 180 миллионов отразятся на вашем банке?

- На нас не отразятся. Однако мы относимся к этому нововведению отрицательно, потому что, если банк работает и выполняет все нормативы, то он должен иметь право на существование. Новые банки нужно регистрировать с приличным капиталом, а старые не трогать. В дальнейшем их могут купить, или они могут объединиться с другим банком. Например, к нам в прошлом году присоединились три банка. Это было еще до нововведения.

Нет ли у банков Вашего региона проблем с надзором, нет ли жалоб на претензии территориального управления ЦБ РФ?

- Таких жалоб нет. В нашем регионе достаточно профессиональный состав территориального управления ЦБ РФ, поэтому мы всегда в форме диалога находим общую точку зрения. Они очень строги, но вместе с тем они выполняют свою функцию.

Нужно ли создавать специальные органы и механизмы по выкупу "плохих долгов"?

- Нет, могут начаться злоупотребления. Есть юридические службы и службы безопасности, которые должны работать с заемщиком и применять все возможные меры. Например, есть залоги или есть поручители с помощью этого и надо возвращать деньги.


Магомед Абдурахманович Абдухаликов
Председатель Правления КБ "Информбизнесбанк", Вице-президент Аccоциации дагестанских банков

Каким вы видите путь преодоления нынешних трудностей на примере вашего банка?

- Наш банк полностью зависит от экономической и финансовой политики государства, поэтому если удастся остановить инфляцию, а ЦБ снизит ставку рефинансирования с 13 до 6 процентов, то это даст толчок развитию производства. Тогда малый и средний бизнес получат доступ к финансовым ресурсам, и российские предприниматели будут иметь возможность выпускать продукцию, расширять производство. Кроме того, если кредиты станут более дешевыми, тогда и бизнес будет намного рентабельнее. Производство любого товара теряет всякий смысл, если оно нерентабельно, если затраты больше, чем доходы. Если в стране произойдет снижение ставки рефинансирования, то банки смогут выдавать кредиты под 10-15 процентов. Если обратиться к мировому опыту, то, например, в США ставка рефинансирования снижена до 0,5 процентов, в Японии - 0 процентов, в Великобритании - 1,5 процентов, во Франции - около 2 процентов.

Когда повышалась ставка рефинансирования Представители Минэкономразвития и Центробанка объяснили это тем, что необходимо ограничить отток вкладов из коммерческих банков, чтобы банки в свою очередь могли бы повысить ставку по депозитам. Получается, что мы печемся о деньгах, а не о производстве. Деньги у нас есть, так как люди несут их под высокие депозиты, а производство становится дорогим и не очень выгодным. Рентабельность снижается, и нет смысла что-либо производить. Поэтому в ближайшее время необходимо снизить ставку рефинансирования, сделать доступными кредиты, а деньги вернутся через налоговые поступления.

Что вам больше всего импонирует в инициативах, озвученных на XX съезде АРБ по преодолению кризиса?

- Объявить мораторий на принятые изменения в законодательстве об увеличении собственного капитала банка до 90 миллионов и 180 миллионов к 2010 и 2011 годам. Около трехсот российских банков, у которых объем собственного капитала не соответствует нынешним нормам, должны будут закрыться. Это неправильно, эти банки работают с 90-х годов, и многие из них очень хорошо себя зарекомендовали. Они имеют свою клиентскую базу, обеспечивают работой тысячи своих сотрудников. Поэтому так рубить с плеча просто нельзя. Такое изменения в законодательстве повлияет прежде всего на малый бизнес, так как в регионах его кредитуют небольшие региональные банки. Поэтому их необходимо сохранить. Государство должно дать им возможность работать.

Политика по уничтожению малых банков устраивает крупные, поэтому они и поддерживают эту законодательную инициативу, чтобы получить монополию и прибрать к рукам клиентскую базу. Сейчас в условиях кризиса, мы, наоборот, должны поддерживать малый бизнес и банков должно быть ровно столько, сколько требует рынок.

Насколько эти изменения законодательства об увеличении собственного капитала отразятся на вашем банке?

- Мы пострадаем первыми, так как собственный капитал нашего банка не превышает 10 миллионов рублей. Мы сейчас уже вынуждены думать о слиянии с другим банком или вообще закрыть его. Не говоря о том, что от этих изменений пострадают люди, которые у нас работают.

Как мировой финансовый кризис отразился на работе вашего банка?

- Кризис нас непосредственно не коснулся, так как дагестанские банки не занимались сложными финансовыми инструментами. Однако, если поразмыслить, то косвенно он, конечно, повлиял на нас через наших клиентов. Кроме того, снижение курса рубля по отношению к доллару и евро повлияло на благополучие тех предпринимателей, которые занимаются внешнеэкономической деятельностью. Теперь им приходится для сохранения своего бизнеса поднимать цены на ввезенный товар, а это отражается на покупателе, да и вообще уменьшаются прибыль и рентабельность в любом роде деятельности.

Продолжаете ли вы кредитовать реальный сектор? Берут ли предприятия кредиты под нынешний высокий процент?

- На сегодняшний день тенденция выравнивается. Несмотря на то, что в Дагестане процентная ставка выше, чем в среднем по России, востребованность кредитных ресурсов есть. В нашем банке процентная ставка составляет около 25 процентов. Однако мы продолжаем кредитовать разные сектора экономики, в частности малый и средний бизнес. Российские производители и предприниматели нуждаются в заемных денежных средствах, так как им необходимо развивать свой бизнес.

Насколько существенным был отток вкладов или их перевод в валюту?

- С октября 2008 года наблюдался интенсивный отток капитала, так как не было понятно, насколько рубль будет снижаться по отношению к другим валютам. Наши предприниматели первое время занимали выжидательную позицию, и в целом нам удалось избежать сильного оттока капитала. Многие банки вслед за Сбербанком, Россельхозбанком, Внешэкономбанком сразу подняли ставку по депозитам с 13 до 19 процентов. Тем самым удалось сохранить объем депозитов практически на том же уровне.

Велик ли у вас процент просроченных кредитов?

- В целом по республике Дагестан объем просроченных кредитов не превышает пяти процентов, так как совокупный объем капитала дагестанских банков небольшой, и выдаваемые кредиты тоже невелики. Кроме того, наши региональные банки взяли за правило выдавать кредит только под залог или под хороший бизнес-план, поэтому риски по кредитам минимизируются.

Нет ли у банков вашего региона проблем с надзором, нет ли жалоб на необоснованные претензии территориального управления ЦБ РФ?

- Банковская система России пока только развивается, а требования со стороны ЦБ РФ очень высокие. Многие требования, которые предъявляет ЦБ РФ правильные. Однако, банки нужно избавить от несвойственных им функций и бумажной волокиты. Нужно более либерально подходить к работе банка, особенно в условиях кризиса, ориентироваться на развитие, а не на надзор.

На ваш взгляд, нужны ли специальные органы и механизмы по выкупу "плохих долгов"?

- Эта процедура нормальная, например уступка права требования или продажа долгов. Если в этом есть потребность рынка, то, естественно, этот закон нужен. Появляется спрос - появляются предложения. В тех местах, где есть проблемы с возвратом или просроченной задолжностью, такие органы нужны.


Али Аминович Алиев
Председатель правления КБ "
Каспий", Вице-президент Ассоциации дагестанских банков, член Совета АРБ

Как кризис отразился на работе вашего банка? Продолжаете ли вы кредитовать реальный сектор? Берут ли предприятия кредиты под нынешний высокий процент?

- Банк "Каспий" является малым банком, и кризис нас не сильно коснулся, так как на рынке ценных бумаг мы не работаем. Востребованность кредитных ресурсов в нашем регионе всегда была и будет. Процентная ставка в нашем банке доходит до 36 процентов, а в среднем по России - 25 процентов. Однако, наши предприниматели стоят в очереди на получение кредита.

Велик ли у вас процент просроченных кредитов?

- Процент просрочки в нашем банке составляет всего 2 процента, так как банк "Каспий" работает в своем регионе и знает всех своих клиентов. Мы знаем их лично, знаем перспективы их бизнеса, поэтому риски минимизированы. Основная проблема нашего банка это нехватка собственных ресурсов.

На съезде АРБ было выдвинуто много предложений о путях преодоления кризиса. Что вам больше всего импонирует в них?

- Отвечу коротко. Мне импонирует, что, несмотря на сложную экономическую ситуацию, банковское сообщество смотрит в будущее с оптимизмом.

Помогут ли, на ваш взгляд, государственные гарантии по кредитам реальному сектору и велики ли у вашего банка шансы их получить?

- Конечно, помогут, мы в них очень заинтересованы и уже обратились к нашему региональному руководству. Но получим ли мы эти деньги - это большой вопрос, так как те средства, которые уже направлялись как антикризисная поддержка банковскому сектору до Юга России дошли в очень малом объеме. До нашего банка ни копейки не дошло.

Насколько изменения законодательства об увеличении собственного капитала банка отразятся на вашем «Каспии»?

- Этот закон, который недавно приняли, можно назвать «антирегиональным законом». Новые нормы нанесут огромный вред и региональной банковской системе, и тем предпринимателям, которым нужны средства для развития своего бизнеса. 52 банка Южного Федерального округа обращались в АРБ, Совет Федерации и другие инстанции, чтобы этот закон не принимали или отложили бы на два года. На сегодняшний день банк "Каспий" имеет собственный капитал около 5 миллионов рублей. Поэтому нам придется либо продать банк, либо, чтобы спасти его, пойти на слияние с другим банком. Хотя мы этого ужасно не хотим. Мы дорожим банком и его коллективом.

Нет ли у дагестанских банков проблем с надзором, нет ли жалоб на необоснованные претензии территориального управления ЦБ РФ?

- Есть. Нас заставляют готовить огромное количество отчетности, которое отнимает много времени. Нам нужно заниматься поиском клиентов, инвестированием денег и привлечением ресурсов, а мы занимаемся рутиной. Нужно избавить банк от несвойственных функций и дать ему импульс особенно сегодня в условиях финансового кризиса.

Нужно ли, на ваш взгляд, создавать специальные механизмы по выкупу"плохих долгов"?

- Для банков, которые сталкиваются с проблемами невозврата кредитов любая структура - государственная или коммерческая - будет только в помощь.


Галина Вениаминовна Хаустова
Президент "Тамбовкредитпромбанка", Председатель Совета банков Тамбовской области

Как отразился на работе Вашего банка разразившийся кризис?

- Отразился, в частности, оттоком вкладов на 4 процента и снижением динамики развития. Мы остановились на одном уровне. Однако все это не слишком тревожно. Я считаю, что в целом мы устояли перед этим кризисом, как и перед всеми предыдущими. Мы кредитуем те предприятия, которые кредитовали и раньше, ко всему прочему, сейчас заметно снижается спрос на кредиты. Предприятия нашего региона более взвешенно подходят к получению займов в банках. Словом, продолжаем работать, и я думаю, что все будет нормально.

Кстати, число выдаваемых кредитов реальному сектору даже растет. У некоторых предприятий региона есть трудности в Сбербанке, так как этот банк ужесточил условия. Он просто не продлевает кредиты и не перекредитовывает. Региональные банки гибче и мобильнее, так как они сами определяют свою внутреннюю политику и им проще приспособиться под запросы своих клиентов.

А вы кредитуете только предприятия или еще и физических лиц ?

- Кредитование физических лиц очень ограничено. Это в основном те люди, которые работают на предприятиях, которые мы кредитуем. Мы знаем эти предприятия и нам удобно кредитовать именно их работников.

А как обстоит дело с возвратом выданных кредитов?

- Пока у нас просроченная задолженность не увеличилась.

Иными словами, ситуация в банковской сфере Тамбовской области не ухудшилась и не улучшилась, а остается стабильной?

- Да, ее можно назвать стабильной. Хотя еще недавно беспокоила паника, которая была в конце прошлого года, когда пошел отток вкладов. Но сейчас все нормализовалось. Надо отдать должное Центральному банку, который справился с ситуацией.

Что из услышанного на съезде Вам понравилось, что Вы могли бы взять на вооружение. А что не понравилось?

- Больше всего беспокоит и тревожит банковское сообщество – это то, что в разгар кризиса был принят этот 28-й ФЗ о повышении планки капитализации малых банков. Все об этом говорят. По мнению большинства на съезде, это не только несправедливо, но даже и нерыночно. Это где-то даже абсурдно. Все имеют право на существование, и малые банки тоже. Тем более, что они устойчивее, гибче. И зачем их нужно ликвидировать, банковскому сообществу совершенно непонятно. Это возмущает. Хотя у нас нет этой проблемы и не будет. У банков в Тамбовской области достаточно капитала. Но что будет дальше. Может быть, авторы закона не остановятся на этой цифре в 180 миллионов рублей, а еще больше поднимут планку. Тем более, что уже в законе прозвучала цифра в 900 миллионов для вновь открываемых банков. Поэтому нас, конечно, беспокоит, что вот таким образом, под лозунгом наращивания капитализации банков идет сокращение количества банков в стране. Это не увеличит капитализацию. Если их суммировать, от этого капитализация не вырастет. Кроме того, неверны все эти разговоры, что у нас слишком много банков.

То есть, Вы считаете, что банковская система в России уже достаточно оформилась и достаточно эффективно работает? То количество банков, которое есть в стране, отвечает интересам и предприятий и населения?

- Я считаю, что у нас в стране недостаточно коммерческих банков. Если вести речь о доступности банковских услуг, то это далеко от нормального положения. Сейчас крупные банки не идут не в регионы и тем более в районы. У нас в Тамбовской области есть много районных центров, где нет отделений Сбербанка. Туда идут только региональные банки, крупные банки туда не пойдут. И так по всей стране. У нас недостаточно банков. Если сравнивать нашу банковскую систему с банковской системой США, то в Америке 10 тысяч банков, а у нас их только тысяча. Разве это много для нашей территории? Это говорит о том, что этот вопрос лоббируют крупные банки и олигархи.

Каким образом можно довести до руководства страны мнение российского банковского сообщества на этот счет? Через съезд АРБ или как-то иначе, используя другие рычаги, доступные сообществу?

- Мы пытались это сделать через съезд и нашу ассоциацию. Но пока пробить более правильное решение вопроса не удалось. Я думаю, что нужно и дальше продолжать стучаться во все двери и доводить наше мнение до руководства страны. Возможно через местные власти, через торгово-промышленные палаты, через партию "Единая Россия". Законы ведь принимаются в ГосДуме и, значит, там надо получить больше сторонников. Вообще очень сложно пробиться, сложно до них достучаться и трудно объяснять, что белое - это белое, а черное - черное.

Возвращаясь к съезду, хочу сказать, что меня обнадежил прогноз Игнатьева, что второй волны финансового кризиса не будет. Понравилось, что ЦБ прислушивается к нашему мнению и нашей оценке ситуации, что ЦБ будет пересматривать инструктивные материалы, которые мешают нашей работе.

С вашей точки зрения, правительство идет на диалог с банками?

- Оно идет на диалог только с крупными банками. Ведь посмотрите. Все их встречи проходят с ВТБ, Сбербанком. А надо было бы выслушать мнение и средних региональных банков. Мне кажется, что у правительства существует какая-то оторванность от регионов, от реальной жизни.


Виктор Михайлович Алексашин
Председатель Правления ОАО "
СПИРИТБАНК, г.Тула

Виктор Михайлович, разразившийся осенью 2008 года финансовый кризис сильно затронул ваш банк?

- Скорее, как и всем, создал некоторые трудности. У нас они выразились в ликвидности: немного снизились денежные вклады населения (порядка 14 проц), снижаются остатки на расчетных счетах, прослеживается пассивность денежных оборотов. К счастью, Центробанк достаточно оперативно сработал, и под залог своих активов мы получаем кредитные ресурсы. В целом, проблем у нас нет – расчеты мы обеспечиваем, ликвидность выдерживается.

Кто ваши основные клиенты и много ли у вас "плохих долгов"?

- Наш банк нельзя назвать крупным, изначально мы банк для малого и среднего бизнеса и только с такими предпринимателями и работаем. Несмотря на кризис, клиентов меньше не стало, их число даже выросло. Хотя, конечно, сейчас у среднего бизнеса возникли трудности – он побаивается развиваться. Что касается "плохих долгов", то у нас просрочка составляет всего 1,5 проц. А для того, чтобы она не углублялась, мы детально изучаем ситуацию с нашими клиентами.

Не пострадал ли ваш банк в связи с изменением в законодательстве об увеличении собственного капитала, и как вы в целом относитесь к этому нововведению?

- Мы позаботились в этом плане еще до кризиса и вместе с банком "Зенит", который был нашим генеральным партнером, провели переговоры по объединению. Сегодня мы официально дочерний банк "Зенита". Более того, он выкупает наш генеральный пакет акций, и наш капитал теперь превысит 10 миллионов евро. Что касается этих нововведений, то я, как банкир, считаю, что сокращать банки по такому принципу - это неправильная политика. Банки должны, как и все остальные, естественно выживать на рынке.

Как вы оцениваете прошедший ХХ съезд Ассоциации российских банков?

- Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Кризис заставляет всех думать и шевелиться. В отличие от других съездов, когда ситуация была стабильная, в этот раз прозвучало много конкретных предложений. И первая принципиальная мысль – наконец, вытащить голову из песка и реально начать работать в реальном секторе, в том числе, и с малым бизнесом. Нужно кончать с кабинетной работой и активно работать с живым организмом внутри государства. Этот курс на поддержку производственного сектора, по моему мнению, не позволит пока еще только подошедшему кризису перерасти в реальный.


Владимир Дмитриевич Мехряков
Заместитель генерального директора "УРСА Банк", г.Новосибирск

Владимир Дмитриевич, насколько сильно затронул ваш банк финансовый кризис?

- На нашем банке, как и на всей финансовой системе страны, кризис естественно отразился, и сейчас мы переживаем некоторые неприятные моменты. Проблема в том, что "схлопнулся" ряд рынков: с осени прошлого года мы перестали заниматься автокредитованием, одновременно существенно сократили выдачу ипотечных кредитов. Естественно это отразилось на доходности – мы предполагали получить в 2008 году 11 млрд рублей чистой прибыли, а в итоге эти показатели оказались наполовину меньше. Думаю, что проблема доходности будет стоять и в текущем году. Понятно, что ситуация усугубляется и в плане корпоративного бизнеса. На ХХ съезде АРБ, в частности, об этом говорилось: проблема в наших клиентах, которым мы давали кредиты. Многие предприятия останавливаются и проблема "плохих долгов", которая сегодня пока остро не стоит, может появиться уже в конце текущего года.

Как сейчас обстоят у вашего банка дела, когда первая волна кризиса позади?

- В данный момент происходит сделка по объединению "УРСА Банка" и "МДМ Банка". Она идет достаточно успешно, и мы надеемся ее завершить в начале четвертого квартала этого года. В этом смысле получается удачный момент, потому что для большинства банков сегодня возникает проблема недостаточности капиталов из-за наличия "плохих кредитов". У нас этого не будет, так как объединяются два крупных банка, думаю, это также станет позитивным моментом и для рынка.

Как вы относитесь к изменением в законодательстве об увеличении собственного капитала? К вашему банку они вряд ли относятся?

- Да, вы правы. Мы банк, входящий в ТОП-15, а объединенный банк войдет ТОП-10 российских банков. Если рассуждать на эту тему, то я считаю, что подход здесь должен быть следующий: у нас больше тысячи банков и всем денег не хватит, а спасать в первую очередь нужно большие банки. Что касается небольших банков, то они могут также объединяться. У них есть потенциал, и кризис 1998 года показал, что в целом небольшие банки имеют достаточно высокую прочность, особенно в российских условиях. Они должны сами думать – либо с кем-то объединяться, либо выживать как-то самим.

В последнее время много говорится, в том числе и на самом высоком уровне, о поддержке малого бизнеса. Занимается ли ваш банк его кредитованием?

- Этот участок у нас сегодня один из наиболее активных наряду с выдачей потребительских кредитов. "УРСА Банк" давно развивает это направление, также как и "МДМ Банк". Думаю, что кредитование малого бизнеса и розница будут основными направлениями деятельности банков в ближайшие два года, так как, к сожалению, наши крупнейшие предприятия оказались в затруднительном положении.

А ипотечным кредитованием вы занимаетесь?

- Ипотечным кредитованием мы начали активно заниматься, но, если говорить о текущем моменте, то пока мы объемы не увеличиваем: они находятся на докризисном уровне. Например, в Новосибирске мы контролируем 15-20 процентов этого рынка.

Главной темой ХХ съезда АРБ стал поиск путей выхода их трудной ситуации, в которой оказалась российская банковская система. Как вы оцениваете происходящие процессы и каких действий ждете от ЦБ РФ?

- Мы ждем очередной волны кризиса, увеличения "плохих долгов". Сегодня действия Центробанка абсолютно правильные, но мы не знаем, что он собирается делать дальше. Как Центробанк себя поведет, когда банки столкнутся с серьезными финансовыми проблемами, мы не знаем. А нам бы хотелось это знать, должна быть предсказуемость действий регулятора, чтобы банкам выстраивать свою политику, в том числе и по ипотечному кредитованию и кредитованию реального сектора экономики.


Светлана Петровна Мединская
Председатель Ассоциации камчатских банков, Председатель Правления ЗАО «
Солид Банк», г.Петропавловск-Камчатский

Во-первых, хотелось бы услышать несколько слов о Вашем банке, все же это Камчатка… А, во-вторых, как идут дела в период кризиса, продолжается ли кредитование, велик ли процент невозврата?

- «Солид Банк» – средний региональный банк, главный офис находится в Петропавловске-Камчатском, имеет филиалы во Владивостоке, Москве, Казани, Нижнекамске, Альметьевске. В этом году планируется открытие филиалов во Владивостоке и Санкт-Петербурге. Собственный капитал банка составляет 350 млн. рублей. Планируется увеличение капитала до 500 млн. рублей к концу года.

Что касается проблемных дел, то мы всегда вели свою кредитную политику достаточно осторожно, а сегодня к выдаче кредитов относимся еще более внимательно, чем год назад. Мы минимизируем свои риски, кредитный портфель упал, но если говорить о тенденциях, то у нас все больше случаев досрочного погашения кредитов заемщиками. Поскольку, во-первых, многие клиенты боятся повышения кредитной ставки и, во-вторых, с первого дня работы мы очень внимательно относимся к бизнесу клиента. В этой связи просроченная задолженность по кредитам у нас не настолько велика как в других банках.

Основной задачей менеджмента банков сегодня должно быть сохранение каждого клиента в банке. Если предприятия будут работать стабильно, то и кредиты будут возвращаться вовремя. А если клиенту тяжело вернуть кредит в срок, то мы можем его реструктурировать путем пролонгации или изменения графика погашения.

Надо ли создавать специальные механизмы по выкупу «плохих долгов»; велики ли такие проблемные активы у вашего банка?

- Да, необходимо создавать специальные органы и механизмы по выкупу «плохих долгов». Это нужно многим банкам, особенно тем, которые вели достаточно рискованную политику в отношении физических лиц. Когда можно было получить за час кредит, при этом банк особо не утруждал себя проверкой платежеспособности клиента. Мы такую политику не вели, поэтому необходимости продавать наши долги у нас нет. Так, если предприниматель, взяв у нас кредит, разорился, то мы в состоянии его реализовать вместе с заемщиком. Мы стараемся построить свою политику таким образом, чтобы не доводить дело до суда, а договариваться самим, т.е. это может быть реструктуризация долга, добровольная передача имущества или поиск другого предпринимателя, который выкупит бизнес.

В тезисах АРБ на 20-м съезде выдвигается много предложений о путях преодоления кризиса. Помогут ли госгарантии по кредитам реальному сектору экономики?

- Мы прошли этот путь и для себя поняли, что шансов получить господдержку у нас нет. При этом мы заключили соглашения с Центральным банком, что в случае потери ликвидности мы можем получить ломбардные кредиты. Также подписано генеральное соглашение с ЦБ. Но нашим клиентам нужны прежде всего «длинные деньги». А их банку нужно изыскивать каким-то другим путем. В связи с этим в период кризиса команда нашего банка поняла, что нам необходимо расширение партнерских связей. В феврале этого года мы приобрели акции японского банка «Инкубатор-Банк» /Токио/, а этот банк приобрел акции нашего банка. Таким образом, наши банки стали совладельцами акций. Подписан меморандум о сотрудничестве, т.е. – японский банк кредитует российские предприятия под гарантии «Солид-Банка» или под проверенный ликвидный залог. Граждане Японии размещают свои деньги во вклады, в частности эта работа уже ведется во Владивостоке.


Зебиюлла Камилович Казиев
Председатель Совета "ПРИПОЛЯРКОМБАНКА", г.Уренгой

На ХХ съезде Ассоциации российских банков одной из главных тем был анализ экономической ситуации в мире. А как вы считаете, так ли страшен нынешний финансовый кризис?

- Я полностью согласен с выступившем на съезде Председателем Банка России Сергеем Игнатьевым, который отметил, что о нынешнем кризисе больше говорят, чем он на самом деле есть. Нагнетание страстей вокруг кризиса, особенно в СМИ, ни к чему хорошему не приведет. Он не такой страшный, как его малюют с экранов телевизоров и в газетах. Если сравнивать с кризисом 1998 года, то у нас экономические показатели намного лучше, чем 11 лет назад, мы прочно стоим на ногах. Мне кажется, что масштабы нынешнего финансового кризиса переоценивают.

А конкретно Ваш банк был ли затронут финансовым кризисом?

- У нас, как и у других банков, выросли неплатежи, ухудшилось положение с возвратом кредитов, снизились обороты. К тому же у нас специфический банк, северный. А в нашем регионе все в основном зависит от газпромовских заказов, так как мы главным образом обслуживаем строителей его объектов. А когда у Газпрома возникают сложности со строительством, они возникают и у нас. К тому же сейчас у нас многие уходят в отпуска и забирают свои вклады, чтобы съездить отдохнуть. Правда, пока у нас достаточно сил, чтобы справляться с трудностями самостоятельно.

Продолжает ли Ваш банк выдавать кредиты и много ли среди его клиентов субъектов малого предпринимательства?

- Поскольку наш банк небольшой, "домашний" - нам сейчас пришлось "съежиться". Сегодня нам приходится гасить кредиты, но не выдавать их. Мы набрали денег и вынуждены пока сидеть в деньгах. Однако за 19 лет работы у нас конечно же появились постоянные клиенты, это в основном строители, которым мы не может отказать. Вот с ними пока и работаем, а розничные кредиты мы и раньше практически не выдавали. Говоря о наших клиентах, можно определенно сказать, что почти все из них – субъекты малого бизнеса. Так что мы уже давно поддерживаем малых предпринимателей.

У вас, как вы сказали, небольшой "домашний банк". Учитывая нынешнюю непростую ситуацию, не планируете ли вы объединиться с каким-нибудь банком, чтобы совместно пережить трудные времена?

- Если честно, у нас даже мыслей таких не было, такие варианты мы не рассматривали. Но если поступят предложения, то, конечно, мы их будем прорабатывать. Правда, как я уже сказал, у нас достаточно сил, чтобы самостоятельно преодолеть трудности.

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
   

Календарь мероприятий

Мы на Facebook