Итоги 2017: Российская экономика - волна, перешедшая в рябь

29.12.2017   \  Новости финансового сектора

Москва. 29 декабря. INTERFAX.RU - Новая волна экономического роста, о которой так много говорили чиновники во втором квартале, так и не захлестнула российскую экономику. К концу года, когда пена от схлынувшей волны рассеялась, выяснилось, что на поверхности лишь легкая рябь: восстановительный рост уже завершен, образовалась пауза. То ли перед началом новой волны роста, то ли перед затишьем, а скорее всего - перед умеренным волнением.

ПРИЗРАКИ РЕЦЕССИИ

Квартальная динамика ВВП РФ за 2017 год оказалась с ярко выраженным пиком - гребнем волны во II квартале со значительным торможением в IV квартале. По данным Росстата, годовой рост ВВП в I квартале равнялся 0,5%, во II квартале - 2,5%, в III квартале - 1,8%.

По IV кварталу данных Росстата пока нет. По оценке Внешэкономбанка, помесячная динамика ВВП указывает на практическую остановку в ноябре - рост на 0,1% в годовом выражении после 1,1% в октябре, 1,9% в сентябре и 2,3% в августе.

Эти цифры указывают, что в IV квартале годовой рост российской экономики замедлится до менее 1%, а по итогам всего 2017 года будет в районе 1,4%, что значительно ниже действующего с сентября прогноза Минэкономразвития (2,1% роста).

Столь существенное торможение в четвертом квартале даже подняло вопрос - а не входит ли экономика в новую рецессию? Так, по расчетам Внешэкономбанка (за которые отвечает бывший замглавы Минэкономразвития Андрей Клепач, десять лет курировавший в ведомстве макропрогнозирование), сезонно очищенный ВВП может продемонстрировать снижение на протяжении двух кварталов подряд - третьего и четвертого, что формально может означать вхождение в рецессию.

Впрочем, и сам Клепач, и опрошенные "Интерфаксом" другие экономисты отмечают, что о полноценной рецессии речь все-таки не идет. Ситуация говорит о том, что в конце года наблюдается пауза в росте, который оказался неустойчивым, и 2018 году незначительное оживление экономики продолжится в интервале 1-2% роста.

Если оценивать итоги 2017 года с точки зрения ожиданий экономистов, а не официального прогноза, то они практически полностью им соответствуют. Консенсус-прогноз "Интерфакса", сделанный в конце 2016 года, предсказывал среднегодовые цены на нефть марки Urals в 2017 году на уровне $51 доллар за баррель (по факту за 11 месяцев 2017 года - $52 за баррель).

Рост ВВП РФ в 2017 год ожидался экономистами (согласно опросу в декабре 2016 года) на 1,2% (по факту, по оценке Минэкономразвития, рост за 11 месяцев 2017 года составил 1,4%). Рост розничной торговли в 2017 году прогнозировался на 1,2% (за 11 месяцев составил 1,0%).

Сильно разошлись ожидания экономистов с итоговыми данными по инвестициям - прогноз был +1,9%, а по факту за 9 месяцев рост составил 4,2%.Всплеск инвестиций на 6,3% во II квартале стал одной из главной позитивных неожиданностей, но, скорее всего, был вызван разовыми факторами, в том числе высокими госинвестициями в ОПК. В III квартале годовая динамика инвестиций замедлилась более чем в два раза - до 3,1%.

СТРАСТИ ВОКРУГ НИЗКОЙ ИНФЛЯЦИИ И КЛЮЧЕВОЙ СТАВКИ

Еще одним позитивным сюрпризом стала динамика потребительских цен в 2017 году, но при этом она настолько отдалилась от таргета вниз, что многие стали уже задаваться вопросом - а так ли хороша столь низкая инфляция и не является ли это констатацией слишком низкого потребительского спроса и слишком жесткой денежно-кредитной политики ЦБ.

Инфляция прогнозировалась экспертами (по опросу в декабре 2016 года) на уровне 4,7% в 2017 году, а к 25 декабря с начала года цены выросли лишь на 2,5% и по итогам года уже очевидно не сильно отклонятся от этой цифры.

ЦБ попытался вскочить на подножку уходящего поезда и неожиданно для всех аналитиков 15 декабря снизил ставку сразу на 50 базисных пунктов (хотя до этого уже приучил всех, что снижение ставки будет плавным - по 25 пунктов).

Возможно, ЦБ перед принятием решения уже догадывался о резком падении промпроизводства в ноябре - на 3,6% (максимальный спад с октября 2009 года) и понимал, что очередной плавный шаг спровоцирует противостояние с чиновниками. Сигналы о желательности более агрессивного снижения процентных ставок и глава Минфина Антон Силуанов, и глава Минэкономразвития Максим Орешкин недвусмысленно посылали на протяжении всего четвертого квартала, да и в администрации президента сторонники стимулирования экономики за счет более мягкой ДКП занимают не последние посты. Одним словом, ЦБ, по мнению некоторых наблюдателей, пожертвовал качеством коммуникации с рынком, чтобы снизить накал коммуникации с правительством.

24 ноября Владимир Путин провел совещание с экономическим блоком правительства, руководством ЦБ и администрации президента, где обсуждались экономические итоги года и ожидания на среднесрочную перспективу.

"Хотел, как мы и договаривались раньше, поговорить в конце года о том, в каком состоянии находится экономика, послушать ваши оценки: кредитно-финансовая система, темпы развития, инфляция, инвестиции - в общем, все, о чем мы с вами говорим обычно на совещаниях по экономическим вопросам. И конечно - заглянуть в первый квартал следующего года, на среднесрочную перспективу. Посмотреть, что сделано, что не удалось сделать, и скоординировать наши действия по различным ведомствам, послушать председателя Центрального банка, как Центральный банк смотрит на развитие ситуации", - сказал президент во вступительной речи на совещании, которое традиционно проходило в закрытом режиме. И можно только догадываться какой натиск выдержала на нем глава ЦБ Эльвира Набиуллина, какие "пожелания" и "просьбы" были высказаны в ее адрес.

СТАТИСТИКА И БЕДНОСТЬ

Главным негативным "сюрпризом" стало расхождение ожиданий экономистов по росту реальных доходов населения с фактической их динамикой. Эксперты прогнозировали, что в 2017 году реальные доходы вырастут на 1,6%, но данные Росстата за 11 месяцев оказались сильно разочаровывающими - снижение на 1,4%. И это при рекордно низкой инфляции за всю историю наблюдений!

Таким образом, реальные доходы населения падают четвертый год подряд. В 2016 году доходы упали на 5,8% в реальном выражении, в 2015 году было падение на 3,2%, в 2014 году их снижение составило 0,7%.

Получается, что рост экономики, пусть и не слишком высокий, есть, но доходы населения при этом не растут. И выход из рецессии и кризиса с точки зрения макроэкономики формально есть, но непонятно, как это объяснить обычным гражданам, которые больше ориентируется не на мифический для них ВВП, а на осязаемые доходы своей семьи.

Неудивительно, что в конце года, незадолго до выборов, власти в публичном поле усилили акцент на то, что борьба с бедностью является одной из главных задач на ближайшее время.

По данным Росстата, по итогам января-сентября 2017 года численность населения с доходами ниже прожиточного уровня осталась на уровне аналогичного периода 2016 года - 20,3 млн человек, а уровень бедности составил 13,8%.

Это означает, что по итогам всего 2017 года уровень бедности будет примерно соответствовать 2016 году - 13,4% (за счет IV квартала, когда происходят различного рода годовые выплаты, уровень бедности по итогам года всегда ниже, чем за 9 месяцев).

Таким образом, уровень бедности продолжает находиться на максимальной отметке с 2006 года и за последние 10 лет, по сути, не снизился (достиг минимума в 2012 году - 10,7%, но затем вырос к 2016 году до 13,4% и в 2017 году остается на этом уровне).

НАСТРОЕНИЕ - "НЕ ОЧЕНЬ"

На фоне неутешительных данных по доходам населения и уровню бедности в стране показательным стало выступление в начале декабря первого вице-премьера Игоря Шувалова на конференции Агентства стратегических инициатив "Сто шагов к благоприятному инвестиционному климату", где чиновник обратил внимание на настроение в бизнесе и в обществе в целом.

В этом году в рейтинге Всемирного банка по условиям ведения бизнеса "Doing Business" Россия поднялась на 35-е место с 40-го год назад (майские указы поставили задачу в 2018 году войти топ-20 этого рейтинга). На конференции АСИ предприниматели обсуждали проблемы, с которыми они сталкиваются, несмотря на улучшение позиции в рейтинге.

Шувалов, курирующий в правительстве задачу продвижения в "Doing Business", согласился с выступающими, что одного лишь прогресса в рамках критериев оценки рейтинга недостаточно для создания в России благоприятного инвестиционного климата, неожиданно заявив, что сейчас бизнесу не хватает "настроения". Первый вице-премьер поставил "очень сложную" задачу по нахождению и внедрению этого самого "настроения".

Дискуссия на форуме живо напомнила сцену из кинофильма "Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен", когда дети готовились к отчетному концерту, а начальник пионерского лагеря корректировал эмоциональность выступления.

"Лагерь - наша большая семья. Мы бодры, веселы...", - как бы отчитывались участники конференции о текущем положении дел в предпринимательской среде.

"Стоп-стоп-стоп. Бодры надо говорить бодрее! А веселы?" - будто бы спрашивал Шувалов предпринимателей тоном Евгения Евстигнеева. "- Веселее!"... " - Молодец, понял! Вот так и продолжайте!" - дискуссия в красках напомнила этот знаменитый диалог.

"Мы сегодня услышали, что представитель женского предпринимательства говорит: "мы боимся" (на конференции выступила основатель сети кафе "АндерСон" Анастасия Татулова, которая жаловалась на бесчисленное количество внеплановых проверок - ИФ). Это одна из серьезнейших вещей и вызовов - как сделать так, чтобы не просто бизнес перестал бояться, как сделать так, чтобы было хорошее настроение", - затронул тему настроения Шувалов.

"Мы со Светланой (глава АСИ Светлана Чупшева - ИФ) встретились несколько недель назад, и Светлана мне рассказала про подготовку этой конференции. И что многие предприниматели - те, кто в рабочих группах или просто взаимодействует с АСИ, отмечают, что "да, действительно, проделана большая работа, сделано очень много - вот вы научились и это, и это, и это, а вот это не научились... Но вы знаете, у нас не очень настроение". И вот это сейчас ключевой фактор", - рассказал Шувалов о том, откуда вообще возникла эта необычная тема.

"То есть нам надо с вами научиться не только быть лидерами по блокам - таможенное администрирование, налоговое, регистрация юрлиц (первый вице-премьер перечислил направления, которые оцениваются в рамках Doing Business - ИФ), а как сделать так, чтобы было настроение, что здесь инвестировать и работать намного круче и удобнее, и комфортнее, чем в других юрисдикциях. Очень сложная работа", - сформулировал он уже по сути задачу и поручение.

"Нам очень важно сейчас это настроение. Конечно, оно будет связано с тем, что сейчас сказал Андрей Рэмович (Белоусов, помощник президента - ИФ) - это декриминализация (то есть снижение риска уголовного преследования для предпринимателей - ИФ). Но тут я побаиваюсь, что обойдется только одной декриминализацией, а ведь настроения часто и у других нет, не только у предпринимателей: и у учителей, еще у кого-то", - неожиданно указал на отсутствие настроения не только в бизнесе, но и в широких слоях населения Шувалов.

На власти и различных ее институтах лежит "особая ответственность по настроению": "если у предпринимателей не будет настроения, не будет никакой великой страны", - резюмировал Шувалов.

Пока же власти страны находятся в поисках механизмов улучшения настроения в бизнесе и в обществе в целом, мы по традиции попытаемся с помощью экономистов ответить на часто возникавшие в уходящем году вопросы: как можно охарактеризовать текущую экономическую ситуацию в стране, что принесет для экономики продление соглашения по ограничению добычи нефти ОПЕК+, какие основные риски могут возникнуть в 2018 году и какие реформы ожидают эксперты от нового президента и нового правительства?

СКОРЕЕ ПОЗИТИВ

Итоги года, несмотря на всю их неоднозначность и явное торможение к концу года, экономисты в целом оценивают позитивно, обращая внимание на низкую инфляцию, всплеск инвестиций во втором квартале и в целом рост экономики, который оказался несколько выше ожиданий.

Олег Засов (директор департамента макроэкономической политики Внешэкономбанка): Если рассматривать год в целом, то он получился, скорее, позитивным. Экономика росла быстрее большинства ожиданий. Неожиданно высоким оказался рост инвестиций, урожай побил все рекорды. Несмотря на падение доходов, мы увидели очень высокий рост производства легковых автомобилей, пассажирских авиаперевозок. Главное разочарование года - это доходы населения, которые продолжили снижаться в отличие от других макропоказателей.

Сергей Дробышевский (директор по научной работе Института экономической политики (ИЭП) им. Гайдара): Я бы отметил бурный рост экономики во втором квартале, который, вероятно, нивелирован результатами III и IV кварталов, и в целом за год рост ВВП уже не вызывает удивления. Во-вторых, темпы роста индекса инвестиций в основной капитал - мы ожидали более медленного восстановления инвестиций, тем более что ожидания компаний относительно изменений спроса на их продукцию в краткосрочной перспективе остаются достаточно скромными. В-третьих, быстрое снижение инфляции ниже 3% в годовом исчислении, тогда как показатели инфляционных ожиданий населения остаются достаточно высокими, хотя и также несколько снижаются.

Антон Струченевский (главный экономист Sberbank CIB): Удивила столь низкая инфляция в 2017 году. Я не сомневался, что инфляция "впишется" в 4%-ную цель, но что она будет настолько ниже - не ожидал. Огорчила статистика строительства и радикальный пересмотр динамики (в сторону понижения) во втором квартале в июле-августе. Когда официальная статистика пересматривается столь радикально, возникает много вопросов, касающихся, например, достоверности оценки инвестиций и ВВП в том же втором квартале.

УСТОЙЧИВАЯ ЭКОНОМИКА И ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫЙ РОСТ

Текущее состояние экономики аналитики оценивают как устойчивое, а рост "умеренным".

Засов: В целом можно сказать, что российская экономика сохраняет относительную устойчивость, особенно принимая во внимания очень жесткие условия: постоянное усиление санкций, сокращение бюджетных расходов и сохранение очень высоких процентных ставок.

Владимир Тихомиров (главный экономист БКС): Сейчас наблюдаем стабилизацию после самой затяжной рецессии с 90-х.

Алексей Девятов (главный экономист "Уралсиба"): Текущую ситуацию можно охарактеризовать как умеренный рост.

Дробышевский: Экономика России преодолела рецессию, однако рост носит пока скорее восстановительный характер на выходе из отрицательной фазы бизнес-цикла и говорить уверенно о возвращении темпов роста в положительную область значения нельзя.

Струченевский: Умеренный сбалансированный рост. Сама по себе модель экономического роста выглядит сбалансированной. Это значит, что драйверами роста является и экспорт, и потребление, и инвестиции. Но темпы роста пока ниже 2%.

ПРОДЛЕНИЕ ОПЕК+ СКОРЕЕ В ПЛЮС

Договоренности о продлении соглашения по ограничению добычи нефти между странами ОПЕК и неОПЕК (так называемое ОПЕК+) до конца 2018 года, очевидно, поддержит цены на нефть на 2018 год, доходы бюджета, но влияние на экономический рост будет ограничено.

Помимо положительного влияния на экономику в 2018 году, все, конечно, начинают задумываться над вопросом - а что будет после окончания срока действия соглашения, и не рухнут ли цены на нефть со всеми вытекающими последствиями для бюджета и для экономики.

Засов: Мы закладывали в наш прогноз, что соглашение будет продлено. Несмотря на то, что соглашение сдерживает рост добычи, оно благоприятно для российской экономики. Основным бенефициаром является федеральный бюджет. Также появляется возможность смягчения денежной политики в результате более сильного курса.

Струченевский: С одной стороны, это позволяет прогнозировать цену на нефть в диапазоне $55-60 за баррель. Следствием этого будет то, что баланс бюджета значительно выправится по сравнению с этим годом и даже может выйти в положительную область. А вот на экономический рост это оказывает негативное воздействие. Добыча полезных ископаемых (а это около 10% ВВП) расти не будет в физическом выражении, а достаточно высокие цены на нефть не будут "подогревать" экономику, так как благодаря новой версии бюджетного правила львиная доля дополнительных экспортных доходов будет абсорбирована Минфином.

ОСНОВНОЙ РИСК 2018 ГОДА - САНКЦИИ США

Ожидания российский властей и бизнеса в отношении отмены санкций США с приходом нового президента США Дональда Трампа, с которым российские элиты связывали столько надежд на улучшение двусторонних отношений, остались несбыточной мечтой.

Практически все эксперты видят основной риск для российской экономики в новых американских санкциях (ожидается, что они будут объявлены в феврале). Кроме того, среднесрочные риски несут и выход из соглашения ОПЕК+, и сохраняющаяся высокая доля госучастия в экономике, и отсутствие структурных реформ, и даже риски соскальзывания в слишком низкую инфляцию.

Засов: Возможное ужесточение санкционных условий будет оставаться основным риском в среднесрочной перспективе. Кроме того, нельзя исключать падения нефтяных цен в условиях досрочного расторжения соглашения ОПЕК+ и бесконтрольного наращивания добычи нефти

Девятов: Полномасштабный кризис в Китае. Введение жесткого варианта санкций в отношении российского госдолга. Замедление европейской экономики из-за перегрева в ряде стран еврозоны.

Тихомиров: Главный риск - сохранение на высоком уровне и возможный дальнейший рост доли государства в экономике при нежелании властей проводить структурные реформы и повышать эффективность и конкуренцию в госсекторе.

Дробышевский: Разочарование бизнеса в государстве, если после выборов президента не будет объявлена внушающая доверие, направленная на развитие частного бизнеса и экономики РФ программа действий. Неопределенность относительно формы и содержания американских санкций в феврале 2018 года

Струченевский: Санкции и геополитика - основные риски. На внутреннем фронте возникают риски соскальзывания инфляции в область слишком низких значений (т.е. 2% и ниже). Слишком низкая инфляция обычно ассоциируется со стагнацией в экономике. Она может быть даже более опасной, чем высокая инфляция, так как не очень ясно, как с ней бороться.

РЕФОРМЫ. БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ?

Разговоры о необходимости структурных реформ в экономике так же бесконечны, как наблюдение за огнем. С той же схожестью, что если только разговаривать (наблюдать) и ничего не предпринимать (не подкидывать дров), то экономический рост скоро затухнет (так же, как и огонь).

План действий правительства до 2025 года, который был с большой помпой внесен в мае на рассмотрение президенту России, так и остался неизвестным для широкого круга людей документом с официальным комментарием, что по нему продолжается работа.

Свои программы развития страны в мае президенту представили и председатель совета фонда "Центр стратегических разработок" Алексей Кудрин, и председатель Столыпинского клуба Борис Титов. Судьба этих предложений также пока неизвестна и неясна.

Попытки глав Минфина и Минэкономразвития весной инициировать публичное обсуждение налоговой реформы с точки зрения снижения страховых взносов и повышения НДС также быстро были лишены "публичности" и проходили в обстановке строжайшей секретности с рядом косвенных сигналов во второй половине года, что пока ход обсуждения указывает на сохранение действующих ставок налогообложения.

Засов: В 2018 году маловероятно появления новых реформ. С 2019 года можем увидеть пенсионную реформу, возможно возвращение к обсуждению налоговых маневров - снижение страховых взносов в обмен на рост НДС и обнуление экспортной пошлины на нефть при повышении НДПИ.

Девятов: Глубоких институциональных реформ не ожидаю. Ожидаю роста налоговой нагрузки на население и бизнес за счет улучшения администрирования налогов и неналоговых платежей, отмены льгот и преференций, расширения налоговой базы по имущественным налогам.

Тихомиров: Как максимум ожидаю осуществление широкой программы структурных реформ, дебюрократизации, усиление независимости судов, расширение конкуренции, снижение доли государства в экономике, повышение эффективности и прозрачности госмонополий. Как минимум - сохранение консервативной бюджетной и монетарной политики и быстрый выход на профицит бюджета и рост резервов.

Дробышевский: Нужны реформа госуправления, снижение административного и регуляторного давления на бизнес, бюджетный маневр в пользу расходов на человеческий капитал (образование, здравоохранение) и комфортную среду проживания и ведения бизнеса (инфраструктура), ограничение монополизма государственных компаний и развитие равных конкурентных отношений на рынках товаров и услуг

Струченевский: Последние три года основной целью российского правительства была защита страны от внешних шоков, и в этом отношении был достигнут существенный прогресс. На мой взгляд, пришло время в большей степени сфокусироваться на экономическом росте, поскольку в современном мире сложно занимать прочные позиции на мировой арене, если экономика страны растет медленнее, чем в среднем по миру.

О том, какая программа развития будет принята в итоге, будет ли это большой отдельный документ или набор указов (по примеру майских документов-2012), мы, видимо, узнаем уже весной 2018 года.



Источник

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.