Банки попросили о праве отказывать в переводах по решению суда

Банки предложили радикальные способы борьбы с сомнительными операциями через исполнительные листы, направленными на обналичивание или кражу денег: они хотят получить право не выполнять требования клиентов о взыскании денег по таким документам в некоторых случаях, следует из письма Национального совета финансового рынка (НСФР), направленного в Минюст 17 февраля (есть у РБК). Замруководителя объединения Александр Наумов подтвердил факт отправки документа, представитель Минюста сообщил, что письмо еще не поступило в министерство.

Участники рынка изложили свою версию необходимых поправок в законодательство: в начале года Минюст совместно с ЦБ возобновил работу над законопроектом, призванным решить проблему обналичивания и отмывания денег через исполнительные листы. Власти, в частности, предлагали зачислять средства по исполнительным документам только на счета в российских банках, даже если получателем денег выступает нерезидент. Кредитные организации поддерживают эту идею, но хотят дополнить ее, говорится в письме НСФР.

В легальном поле исполнительные документы нужны для принудительного взыскания денег с должника — компании или гражданина. По закону «Об исполнительном производстве» банки обязаны незамедлительно переводить средства со счета должника в пользу взыскателя, если тот предъявил исполнительный лист или другой документ с подобным статусом (исполнительная надпись нотариуса, решение комиссий по трудовым спорам и т.д.). Даже если банк сомневается в подлинности исполнительного документа и считает просьбу клиента о переводе подозрительной, он не может отказать ему в проведении операции (в соответствии со 115-ФЗ «О противодействии отмыванию»), поясняли опрошенные РБК эксперты.

Исполнительные листы в банки могут направлять приставы в электронном виде или сами взыскатели в бумажном. Во второй половине прошлого года банки зафиксировали резкий приток бумажных исполнительных листов от компаний и граждан.

Зачем банкам опция отказа

Участники рынка выделяют два типа махинаций с исполнительными документами, следует из письма НСФР.

Взыскание фиктивно созданной задолженности. Компании в сговоре обращаются в суд, чтобы получить законное основание для списания денег со счета одной фирмы в пользу другой по исполнительному листу. Подобная схема может использоваться для отмывания денег, а также перевода средств с уже заблокированного счета компании. Нередко исполнительные листы выдаются иностранными судами.

Подделка исполнительных документов для отмывания или обналичивания денег. Мошенники на основе широко доступных данных (Ф. И. О. и дата рождения) создают «двойника» должника. Банк, получивший исполнительный документ, по закону обязан списать средства в пользу взыскателя, предупреждать об этом клиента не обязательно.

С 1 октября 2019 года в России вступили в силу поправки в закон «Об исполнительном производстве». Согласно им, в исполнительных листах кроме основных идентификаторов должника (Ф. И. О. и дата рождения) должны быть дополнительные данные, которые позволяют корректно установить, с кого следует взыскать деньги. Для граждан это, например, дата и место рождения, серия и номер паспорта, ИНН и СНИЛС, а для компаний — ИНН и ОГРН. Норма не всегда выполняется судебными приставами, жалуются банки и хотят получить право отказывать в переводах по исполнительным документам, если в них не содержится дополнительных реквизитов. Кредитные организации также настаивают на том, чтобы в электронную базу Федеральной службы судебных приставов (АИС ФССП) попадали только листы с дополнительными реквизитами.

«Мы выявляли, что зачастую в деле об исполнительном производстве есть все необходимые персональные данные, а в самом листе они остаются не всегда. «Исполнительская дисциплина» где-то хромает, поэтому стоит сделать так, что листы с неполными данными чисто технически нельзя будет загрузить в электронную базу ФССП, и дать банкам право на отказы», — поясняет Наумов. Он считает, что в отличие от банков у судебных приставов есть больше возможностей для проверки исполнительных документов.

Банки также заинтересованы в ограничении оборота бумажных исполнительных листов, следует из письма НСФР. Они хотят получить право отказывать предъявителям таких документов, если данных о бумажном листе нет в электронной базе ФССП. Недостоверные или устаревшие документы просто не пройдут этот «фильтр», отмечает Наумов.

Наконец, в НСФР предлагают организовать переводы по исполнительным листам от зарубежных судов только через систему ФССП. «Сам механизм списания по таким документам широко используется для вывода средств за рубеж, легализации преступных доходов. Чтобы это устранить, нужно обязать взыскателей делать это через какой-то официальный канал», — комментирует замруководителя НСФР.

«Корни проблем и у отмывания денег, и у мошенничества через исполнительные листы одни и те же: банки не имеют возможностей с абсолютной точностью верифицировать такие документы и отказывать в их приеме», — заключает Наумов.

РБК направил запрос в крупные кредитные организации. В ВТБ, Росбанке и банке «Зенит» сообщили, что поддерживают инициативу НСФР. Банк России продолжает работу над поправками в законодательство совместно с другими ведомствами, хотя с предложениями банкиров не ознакомился, сказал представитель ЦБ. В ФССП не ответили на запрос РБК.

Оправдан ли такой подход

Собеседники РБК в банках уверены, что возможность отказов по исполнительным листам не ущемляет интересы добросовестных клиентов и взыскателей.

«Речь идет лишь о более детальном указании реквизитов сторон, что не представляет трудностей для добросовестных участников процесса», — говорит директор по финансовому мониторингу и комплаенсу Росбанка Александр Попов. Расширение полномочий банков сократит именно случаи отмывания денег через исполнительное производство, соглашается начальник департамента финансового мониторинга банка «Зенит» Людмила Соколова.

Предложения банков неплохие, электронный документооборот выгоден и бизнесу, полагает руководитель экспертного центра «Деловой России» по уголовно-правовой политике Екатерина Авдеева, но ключевой риск — волокита на этапе судебных разбирательств. «Важно, чтобы суды своевременно запрашивали актуальную информацию, ответчики получали надлежащим образом уведомления и могли реализовать свое право на защиту в случае необоснованности, надуманности требований, фальсификации доказательств», — перечисляет Авдеева. В противном случае, по ее словам, процедуры для добросовестных взыскателей заметно усложнятся.

Для развития системы исполнения судебных решений нужен непрерывный электронный документооборот между судами, ФССП и банками, говорит представитель ВТБ: это позволит исключить предъявление в банк недостоверных исполнительных документов.

Появление любых новых требований к исполнительным листам приведет к дополнительным отказам от банков, не соглашается партнер юридической компании «Арбитраж.ру» Владимир Ефремов. Необходимость внесения дополнительных реквизитов в исполнительные листы как раз станет проблемой кредиторов, опасается он. Данные придется собирать на этапе разбирательств, ждать ответов на запросы суда, что приведет к затягиванию споров.

Обязанность вносить данные об исполнительных листах в базу ФССП тоже чрезмерна, продолжает юрист: «В вопросе взыскания долгов счет зачастую идет на дни, так как деньги в любой момент могут быть переведены со счета должника, именно поэтому предъявление листа в банк на данный момент является эффективным инструментом взыскания. Обращение в ФССП усложнит и затянет процедуру, а инструмент предъявления исполнительных листов в банк утратит свою эффективность».

Управляющий партнер юридической компании Enterprise Legal Solutions Юрий Федюкин считает, что в предложениях банков «есть рациональное зерно», поскольку проблема с отмыванием и обналичиванием стоит остро. Но юрист видит риски в применении нормы об отказах по исполнительным листам из-за рубежа. «Требования к содержанию исполнительного листа везде разные. Видимо, предполагается, что суды всего мира будут подстраиваться под требования к содержанию исполнительных листов, предъявляемых в России», — иронизирует он. Есть угроза того, что документ из-за рубежа нельзя будет ни предъявить в банк, ни верифицировать через приставов. «Международные соглашения — это всегда дорога с двухсторонним движением, невозможно просто отказаться от исполнения обязательств по ним в одностороннем порядке без последствий», — подчеркивает юрист.

Юлия Кошкина

Источник - РБК

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Аналитика    Сегодня 12:15

В январе 2021 года средний размер ипотечных кредитов достиг 2,82 млн. руб.

Информация Национального бюро кредитных историй.

Аналитика    Сегодня 11:50

Fixed Income Daily, 26 февраля 2021

Аналитика Уралсиб.

Это интересно    Сегодня 10:50

"Черный список" финансистов в 2020 году сократился на 4,3%

В стоп-листе ЦБ РФ чуть больше 7 тыс. человек. Речь идет о топ-менеджерах, акционерах и членах совета директоров кредитных и некредитных финансовых организаций, которые ушли с рынка или попали под санацию. Попадание в эту базу лишает человека права на определенный период входить ...

Точка зрения    Сегодня 09:00

На судьбу национальной валюты влияет не только нефть

Руководитель научного направления «Макроэкономика и финансы» Института Гайдара, Павел Трунин сообщил «Свободной Прессе», что не видит возможности для возвращения курса 30−40 рублей за доллар. Об этом в материале ИЭПолитики им. ЕТ.Гайдара.

Это интересно    Сегодня 08:00

Российские банки рассказали, как бороться с вредоносными интернет-ботами

Роспатент включил в топ-10 главных российских изобретений 2020 года инновационную разработку для защиты от интернет-ботов. За первые шесть месяцев 2020 года только в пяти российских банках с ее помощью удалось предотвратить ущерб на сумму 320 миллионов рублей. Дата публикации: 2...