О неразумных ограничениях, накладываемых приставами на имущество банков

14.02.2019   \  Практикующему юристу

Наложение подразделениями ФССП России в неразумно больших размерах ограничений на распоряжение принадлежащему банку имуществу давно волнует банковское сообщество. Об этом - комментарии юристов ведущих банков.




Хабарова Мария, Советник Правового департамента Ассоциации российских банков.

Наложение подразделениями ФССП России неразумных ограничений на распоряжение принадлежащему банкам имуществу, чаще всего в форме запретов на регистрацию реализуемых кредитными организациями ранее заложенных транспортных средств, давно волнует банковское сообщество. К сожалению, от проявления такой неразумности страдают не только кредитные организации, но и их потенциальные контрагенты (лица, желающие приобрести соответствующее имущество). Вопрос о правомерности подхода, при котором подразделениями ФССП России не учитывается соразмерность стоимости имущества банка, на которое накладывается ограничение, размеру задолженности, образование которой и является причиной наложения ограничения на такое имущество, не находит ни просто логического, ни правового объяснения. Об этой проблеме мы решили поговорить с нашими экспертами.




Журбин Бронислав, Начальник управления судебной и административной защиты ПАО «РОСБАНК»

Время от времени банки сталкиваются с ситуациями наложения арестов на их имущество (прежде всего, автотранспорт, находящийся на балансе) на основании постановления службы приставов. Как правило, основанием для столь строгой меры является крайне незначительная сумма задолженности по штрафам. На практике сами постановления о возбуждении исполнительных производств в банки не поступают, тогда как о наличии задолженности (реальность которой далеко не всегда подтверждается) должник узнает уже по факту наложения ареста. Тем самым должник лишается возможности проверить наличие долга и своевременно его погасить либо оспорить действия пристава по возбуждению производства, если долг уже погашен либо начислен ошибочно.

Проблема, на наш взгляд, состоит в том, что норма ч. 1 ст. 80 ФЗ «Об исполнительном производстве» допускает наложение ареста в том числе в течение срока на добровольное исполнение и независимо от установленной очередности обращения взыскания на имущество должника. Такое регулирование позволяет также игнорировать принцип соразмерности ограничений сумме взыскания, что грубо нарушает права банков по управлению и распоряжению своим имуществом.

Используя указанную норму, служба приставов пользуется данной лазейкой в целях упрощения работы: получив сведения об аресте, должник сам предпринимает активные действия по «розыску задолженности», а приставу остается только ждать, когда ситуация разрешится сама собой. И лишь на финальном этапе пристав соглашается окончить исполнительное производство и снять наложенные ограничения (ст. 47 указанного закона).




Пиотрович Юлия, Начальник Отдела судебной защиты Управления правового обеспечения Юридического департамента АО ЮниКредит Банк

Актуальной проблемой для банков стало применение подразделениями ФССП России ограничивающих мер прежде всего в виде запрета совершения регистрационных действий с транспортными средствами, которые находятся в собственности кредитных организаций и поставлены на учет в органах ГИБДД.

Данные ограничения применяются ко всем транспортным средствам банка одновременно, например, в случае вынесения постановления о привлечении к административной ответственности за нарушение ПДД с любым размером ответственности (даже от 500 рублей), а также при возбуждении исполнительного производства в отношении банка по судебным спорам с ним.

При этом банки не уведомляются о наличии таких мер со стороны ФССП России. Какой-либо механизм оперативного снятия ограничений после оплаты штрафа или прекращения исполнительного производства отсутствует. Такое ограничение продолжает действовать вплоть до момента, когда представитель банка обращается с документами-основаниями его отмены непосредственно в органы ГИБДД.

Таким образом, ограничения могут "висеть" неделями, даже при незамедлительной оплате штрафов или судебных взысканий банком.

Кредитные организации, в свою очередь, несут убытки из-за невозможности реализации транспортных средств с таким "обременением".

Банки считают, что подобные действия ФССП России сильно мешают ведению бизнеса и нарушают такие принципы исполнительного производства, как принцип соразмерности, разумности, а также очередности взыскания.

Кредитные организации кроме иного имущества всегда располагают денежными средствами на своих корреспондентских счетах в Банке России, на которые территориальные подразделения ФССП России вправе обратить взыскание в первую очередь. Однако данная мера судебными приставами-исполнителями не применяется, а руководство ведомства ссылается на то, что в своей работе представители ФССП России вправе самостоятельно определять очередность обращения взыскания на имущество должника.

Хочется надеяться, что разумное разрешение данной проблемы будет найдено и баланс интересов не только между кредитными организациями и ФССП России, но и потенциальными приобретателями соответствующего имущества, будет сохранен.




Кобозев Андрей, Ведущий юрист юридического отдела Прио-Внешторгбанк (ПАО)

Данную проблематику я бы разбил на две части:

Во-первых, полагаю, что наложение ареста на имущество банков, как таковое является излишней мерой. Главная цель ареста - обеспечение исполнения исполнительного документа. Банки, как юридические лица, на мой взгляд, в России одни из самых законопослушных. Наша деятельность жестко регламентирована множеством нормативных актов. Свои счета банк спрятать ну ни как не может. Если все возможности по обжалованию того или иного акта в отношении банка были использованы и уже имеется исполнительный документ о взыскании, кредитная организация в любом случае его исполнит в добровольном порядке. Поскольку его неисполнение приведет к другим убыткам, к примеру взыскания исполнительского сбора. Но в любом случае арест имущества хоть и допустим по закону, он все таки должен коррелироваться также с принципом разумности, поскольку должен быть соразмерен объему требований взыскателя.

Во-вторых, есть более глубокая проблема. Это отсутствие законодательной регламентации срока снятия ареста: в какой срок судебный пристав-исполнитель (если уже наложил арест) обязан его снять, в случае добровольного исполнения требования. Вот, к примеру, согласно п. 4. ст. 81 Закона "Об исполнительном производстве" - Судебный пристав-исполнитель незамедлительно принимает меры по снятию ареста с излишне арестованных банком или иной кредитной организацией денежных средств и драгоценных металлов должника. Еще раз - НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНО, то есть в максимально короткий срок. В других случаях, отсутствует хоть какая-то ясность подобного рода сроков. По этой причине, приставы не особо торопятся, а банки или иные лица могут нести убытки.

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
   

Календарь мероприятий

Мы на Facebook