Замминистра финансов: надо аккуратно взвешивать возможность любого удорожания кредитов

22.01.2019   \  Интервью

Минфин обсуждает новое расширение системы страхования вкладов — покрытие АСВ планируется распространить на счета ТСЖ и других организаций, аккумулирующих деньги граждан. Когда ведомство может выйти с этой инициативой, какие еще новации в страховом и банковском регулировании обсуждаются и почему законопроект о криптовалютах превратился в описание "криптовселенной" — в интервью ТАСС рассказал заместитель министра финансов Алексей Моисеев.

— В конце прошлого года завершился переходный период разделения банковских лицензий на банковские и универсальные. На ваш взгляд, насколько успешно все прошло и можете ли выделить какие-то подводные камни?

— Вы говорите, что переходный период завершился, что предполагает законченность процесса. Но мы все-таки живем в рамках некой "идеологии троцкизма" в том смысле, что мы постоянно находимся в движении. Определенный этап реализовался, и можно подвести предварительные итоги.

Да, почти 150 банков получили базовую лицензию. Они начинают понимать, что для них это существенное удешевление комплаенса (соблюдение нормативно-правовых требований — прим. ТАСС). Комплаенс становится все дороже, банкам приходится держать десятки людей, которые им занимаются, и понятно, что для небольших банков это становится непосильно. Была выбрана отметка 1 млрд рублей — максимальный размер капитала для получения базовой лицензии. Если капитала меньше — можно не делать до 25−30% объема того, что положено большим банкам. Не нужно набирать дополнительных людей, которые будут составлять отчетность, и так далее. Основной смысл был в этом. Конечно, банкам с базовой лицензией некоторые вещи не разрешаются. Но в целом таких вещей довольно немного, из серьезных — мы не допускаем такие банки к государственным пассивам и работе с государственными задачами, как, например, таможенное гарантирование и так далее. Это происходит по тем причинам, что банки без базовой лицензии не настолько прозрачны, чтобы мы понимали, что они делают.

С учетом того, что у нас осталось всего 500 с чем-то банков, а не 2000, 150 базовых лицензий — не так уж и мало. Это попытка найти нишу для небольших банков, которые работают с региональными предприятиями. Знаете, была реклама одного из банков, когда маленький человечек бегает по столу между двумя огромными людьми, и они его бросают из одного угла в другой — она, к сожалению, правдивая: маленький бизнес приходит в большой банк, но пробраться через бюрократию, как правило, не может — я слышу жалобы и от общественных организаций, и от конкретных людей. А банки с базовой лицензией — это как раз банки, которые могут оказывать такого рода услуги для небольших предприятий в части валютного контроля, небольших кредитов. Пока никаких регуляторных нововведений для них не планируется. Единственное дополнительное послабление — что эти банки не будут сдавать отчетность по МСФО, если они не образуют банковскую группу.

— А для банков с универсальной лицензией будут какие-то новации?

— Новации происходят постоянно. Очевидно, что будут новации, связанные с регулированием взаимоотношений в рамках платежной системы, новации, связанные с административной ответственностью банков. В частности, мы ожидаем, что в скором времени будет принят во втором чтении законопроект об изменении подхода к расчету штрафов: увеличение сопоставимости штрафов с размером бизнеса банка. Это международная практика — мы переходим от конкретных сумм штрафов, достаточно незначительных, к расчету санкций от собственных средств банков. Предельное значение — 1%, и это может быть достаточно значительной суммой. Конечно, здесь есть большая обеспокоенность со стороны банковской системы, что у ЦБ появляется санкция, которая ничем не ограничена. Возможно, как раз ко второму чтению мы разработаем номенклатуру подобных нарушений.

— А когда второе чтение может состояться?

— Оно пока не запланировано, текста ко второму чтению нет — идет интенсивная дискуссия в банковской системе. Банки, естественно, опасаются — как в любом регулировании, что регулировщик будет злоупотреблять. Эти опасения необходимо снять — не в том смысле, что "вы не беспокойтесь", а снять путем модификации — не концептуальной, потому что закон в первом чтении уже принят, а именно путем сдержек и пресловутых противовесов. Может быть, не в виде текста закона, а проекта акта Банка России — что-то в этом роде. Надеюсь, что в районе марта Государственная дума этот закон примет, но это зависит от Государственной думы.

— Ранее глава комитета Госдумы по финрынку Анатолий Аксаков сообщал, что в феврале может быть подготовлен законопроект о включении в систему страхования вкладов на обезличенные металлические счета (ОМС) граждан. Как Минфин смотрит на такую инициативу? Видите ли вы необходимость включения каких-либо еще видов счетов в систему страхования вкладов?

— Насколько я знаю, это пока инициатива, а не законопроект, такого документа еще нет, могу прокомментировать только отношение к идее. В целом я всегда очень сдержанно относился к идее расширения покрытия фонда страхования вкладов по причине того, что надо соотносить возможности фонда с тем, что страхуется. Это первое. Второе — конечно, расширение системы страхования вкладов — это дополнительный налог на банки. Когда мы добавляем дополнительный круг вкладов или счетов, которые страхуются, за это банки должны платить. В конечном итоге это накладывается на процентную ставку, а, как вы знаете, в соответствии с указом президента необходимо обеспечивать значительный рост кредитования экономики по сравнению с тем, что есть сейчас. Если помните, среди поручений президента есть доведение объема инвестиций до 25% ВВП с текущих 21% — это требует значительного роста банковского кредита в том числе. Не только, но в том числе. В этой связи надо очень аккуратно взвешивать возможности любого удорожания кредита — ведь понятно, что заплатят в итоге пользователи. Надо понимать, что если мы кого-то страхуем, то страховую премию заплатит тот, кого страхуют.

Вы знаете, что с 1 января 2019 года уже введено страхование счетов МСП. Эту тему мы тоже долго взвешивали и обсуждали — кредит для МСП теперь будет на эти "копеечки" дороже, но кому копеечка, а кому-то и существенная сумма. Поэтому надо обсуждать целесообразность. Сейчас у нас в приоритетах с точки зрения страхования средств в банках — счета ТСЖ, садово-огороднических товариществ, такого рода общественных организаций, которые собирают деньги граждан и их счета, — по сути, те же деньги граждан, просто аккумулированные в неком фонде. Что касается металлических счетов — надо смотреть, насколько это вообще кому-то надо. Эти счета достаточно сконцентрированы — по сути, мы должны будем вводить некий продукт для всей банковской системы, хотя он предлагается всего полдюжиной банков. В случае с МСП мы внимательно смотрели вместе с Центробанком — где счета МСП расположены, сколько там денег, какие банки понесут фискальную нагрузку и так далее.

— Идея страхования счетов ТСЖ, которую вы упомянули, в какой стадии находится?

— В стадии обсуждения. Был ряд обращений по этому поводу — в том числе депутатов, членов Совета Федерации, региональных властей. Общественный интерес к этому есть, и мы решили эти вещи внимательно проработать.

— Застрахованная сумма обсуждается на том же уровне — 1,4 млн рублей?

— У нас фактически сейчас есть две планки — 1,4 млн рублей для граждан, ИП и МСП и 10 млн руб. для счетов эскроу. Планка для счетов эскроу выросла из-за того, что страдали граждане, которые копили на квартиры, или которые продали квартиры, но еще не успели купить, а в этот момент обрушился банк. Я понимаю, тем людям, которые пострадали, очень обидно, и для них это была катастрофа. Если помните, даже был такой разговор — сделать специальные счета для таких покупок, но пока ограничились счетами эскроу. В принципе, человек, который продал квартиру и покупает "первичку", может положить деньги на счет эскроу. Еще есть вариант с открытием аккредитива — все-таки это "короткая" ситуация. Но тогда нужно громоздить целую надзорную систему за всем этим, потому что не очень просто их выделить.

Что касается счетов ТСЖ — все-таки планка 10 млн руб. достаточно высокая. Надо посмотреть на средний размер этих счетов, как мы обычно делаем. Откуда взялась цифра 1,4 млн рублей? Это цифра, которая покрывает больше 90% всех счетов граждан. Не по деньгам, а по количеству. Не хотелось бы "плодить" планки, поэтому будем притягивать либо к одной, либо к другой. У меня ощущение, что это будет ближе к 1,4 млн руб. — все-таки деньги на счетах ТСЖ не задерживаются, они там собираются и быстро расходуются.

— 1,4 млн на участника?

— Вопрос открытый, поскольку бывают ТСЖ с 20 участниками, а бывают с 2000. Пока эти моменты прорабатываются — вроде бы понятно, что идеологически это надо делать, но необходимо посмотреть на все конкретные параметры. С другой стороны, почему планка застрахованной суммы вообще введена — чтобы исключить moral hazard — моральный риск, то есть риск того, что люди вообще перестанут смотреть, куда они кладут деньги. Самый лучший вариант с этой точки зрения — это франшиза (не покрываемая страхованием часть ущерба — прим. ТАСС), но франшиза очень нетехнологична. По целому ряду причин. Поэтому принято в мире ограничивать суммы страховки, это условный аналог разделения инвесторов на квалифицированных и неквалифицированных. Богатый человек, во-первых, скорее всего, не будет заморачиваться с тем, чтобы бегать по банкам и открывать 28 тысяч счетов по 1,4 млн руб., а во-вторых, он, скорее всего, в состоянии самостоятельно проверить, в каком состоянии банк, купить аналитику или что-то еще. Если мы говорим про ТСЖ, то там такого риска нет. Маловероятно, что ТСЖ будут намеренно аккумулировать средства граждан для того, чтобы получить страховку. Поэтому, может быть, и 10 млн руб. тут подходит. Видите, я сейчас рассуждаю и сам себе противоречу, вот поэтому пока все детали прорабатываются, и окончательного решения у нас нет.

— Когда вы можете выйти с такой инициативой?

— Знаете, я уже много раз "обжигался", называя сроки, а потом всплывали подводные камни. Конечно, хотелось бы в этом году уже какой-то законопроект оформить и внести, но пока это очень условно.

О криптовалютах

— На Гайдаровском форуме в этом году очень большое внимание уделялось криптоэкономике, о ней упомянул и премьер-министр. А на прошлогоднем форуме самым большим разочарованием года были названы криптовалюты из-за их волатильности. На ваш взгляд, есть ли у криптовалют будущее?

— Я участвовал в прошлом году в сессии по криптовалютам и говорил, что криптоэкономика займет свою нишу, но не заменит полностью деньги, как утверждали энтузиасты, поскольку в криптоиндустрии присутствует элемент пузыря. Меня тогда критиковали, но сейчас оказалось, что так оно примерно и получается. Я полностью согласен с Дмитрием Анатольевичем (Медведевым — прим. ТАСС) в том, что криптовалюты рано хоронить, и они займут свое место. Очевидно, они будут использоваться, особенно в части ICO я не вижу им замены, — очевидно, что спрос на краудфандинг будет расти. Криптовалюты со смарт-контрактами дают возможности, которые не может дать ничего другое. И в этой связи наш первоначальный законопроект (о цифровых финансовых активах — прим. ТАСС) и был написан в этой логике. Потом к его правке подключились технологи, которые решили описать криптовселенную, в итоге он до сих пор не принят, точнее, принят в первом чтении. Сейчас идут бесконечные правки, и я уже не могу прогнозировать перспективы его принятия. Хотя я считаю, что надо было запустить закон, который регулировал бы ICO и давал бы определения в соответствии с требованиями FATF — международной организации, которая занимается борьбой с отмыванием денег и требует, чтобы все страны ввели такое базовое регулирование. Но мы в итоге решили объять необъятное. Пока я, честно говоря, с грустью смотрю на развитие этого регулирования.

Криптотехнологии в целом и технологии распределенных реестров безусловно, будут играть свою роль. Один пример я привел — это ICO. Что касается распределенных реестров, которые являются частым элементом криптовалют, — они как в контексте криптовалют, так и отдельно от них тоже будут играть свою роль, когда есть небольшой объем данных и не очень большая скорость обработки данных, но при этом нет центрального администратора. Я убежден, что системы, где требуется обработка большого количества данных, все равно будут требовать центрального администратора. В частности, понятно, что кредитно-карточные системы, национальные платежные системы — там все эти вещи будут оставаться на ЦОДах (центр обработки данных — прим. ТАСС). ЦОДы будут обеспечивать, во-первых, так называемую "финальную версию правды", а во-вторых, ЦОДы обеспечивают значительно большую скорость расчетов, чем любые системы распределенных реестров. Это доказанный факт. Третье — ЦОДы обеспечивают, безусловно, конфиденциальность информации. Другое дело, если будет что-то похожее на кооперативы, — люди, конечно, будут делать распределенные реестры, но это не будет повсеместная замена. В этом контексте высказывался Дмитрий Анатольевич, и здесь, я думаю, он абсолютно прав.

Об МФО и финансовой грамотности

— Вступил в силу закон, по которому предельная сумма долга по потребкредиту не должна превышать размер кредита. Какие еще возможные инициативы разрабатывает Минфин совместно с Центробанком по снижению закредитованности Россиян?

— Помимо этой инициативы, в законе имеется еще много полезных для граждан вещей, в частности, ограничение предельной суммы для двух вариантов продуктов: короткий продукт — PDL (pay day loans, займы до зарплаты — прим. ТАСС), и более длинный — тот, что используется для финансирования того, что раньше называлось "челночники", по сути, это небольшой коммерческий бизнес. Помимо этого, у нас есть еще три больших "долга" перед гражданами.

Во-первых, мы должны исключить серые и черные микрофинансовые организации. Я считаю, что микрофинансовые организации должны постепенно, в горизонте десяти лет, мигрировать в область банков с базовой лицензией. Существующие сейчас "полубанки" и "недобанки" — очень странная вещь, поскольку в части защиты средств граждан мы проседаем. Они могут привлекать средства граждан, но при этом деньги не застрахованы. И у нас сейчас возникает такое регуляторное "месиво" — МФО пишут условия договора маленьким шрифтом, мы заставляем их писать большим, все эти мелкие изменения накручиваются одно на другое. А по большому счету нужно просто сближать регулирование МФО и банков. Но работать это будет только в случае, если мы будем вводить такие жесткие наказания за нелицензируемую деятельность по выдаче кредитов со стороны МФО, не включенных в реестр, как это действует у банков. Это надо приравнивать на уровне административного и уголовного кодекса к ведению незаконного предпринимательства, как это работает у банков. Агрессивная реклама в магазинах и на уличных столбах будет продолжаться, пока не будет применяться личная уголовная ответственность людей, которые попались на ведении незаконной деятельности. Но это идет очень тяжело. Идее этой несколько лет, она еще предлагалось Игорем Ивановичем Шуваловым (когда он был в должности первого вице-премьера — прим. ТАСС), но нам до сих пор необходимо провести ряд общественных процедур, которые пока проходят не очень для нас успешно. Во-вторых, то, что президент поручил нам сделать, — расчет общего объема долга и долговых платежей и отказ от судебной защиты кредиторов в случае, если кредит был выдан тогда, когда у гражданина уже имелось на руках большое количество кредитов. Это такая более справедливая модификация показателя DTI (debt-to-income — прим. ТАСС) — расчет долга к доходам. Сам по себе объем долга ничего не значит: с одной стороны, должником может быть человек, которому 20 лет, и у него имеется ипотечный кредит под низкую ставку, — ему по силам взять еще один кредит, а с другой стороны — это может быть человек, у которого много мелких микрофинансовых кредитов на короткий срок по огромным ставкам. В этом случае размер платежей является более справедливой оценкой риска. При этом нововведение не является запретом на выдачу кредита — банк может выдать кредит, но на свой страх и риск: если человек вам не заплатит, то судебной защиты не будет. В-третьих, финансовая грамотность. Министерство финансов и Центральный банк в прошлом году приняли Стратегию повышения финансовой грамотности. Но, к сожалению, часто бывает, что мероприятия проводятся, а результат виден не сразу. Тем не менее некоторые положительные тенденции есть — например, люди перестали брать ипотеку в валюте. Может быть, это просто печальный опыт других их научил, но, с другой стороны, значит в нашей стране живут умные люди, которые учатся на ошибках других, а не на своих собственных.

— Крупнейшие банки подняли ставки по ипотеке. Как в дальнейшем будет развиваться эта тенденция? Стоит ли ожидать увеличения ставок по потребкредитам? По депозитам?

— Ставки по кредитам и депозитам — результат трех факторов. Первое — это функция ключевой ставки ЦБ. При небольшом росте показателя спред между ключевой ставкой и ставкой по кредитам и депозитам сжимается, при резком росте — спред, наоборот, расширяется. Второе — это общее регулирование. С введением новых базельских норм, регулирование ужесточается, и в связи с этим будут, к сожалению, расти ставки по кредитам и депозитам. Банкам становится более важно привлекать депозиты из-за новых требований к ликвидности, а значит конкуренция усилится. А рост требований к качеству заемщика увеличит нагрузку на капитал: чем больше нагрузка на капитал, тем больше так называемый capital charge, заложенный в ставке по кредитам. Кроме того, ставки по малообеспеченным кредитам и ряду других потребительских кредитов будут расти из-за ужесточения регулирования.

Третье — спрос на эти ресурсы в экономике. Понятно, что банк не будет ставить высокую ставку на кредиты, если их никто не берет. Скорее всего, спрос будет расти, так как правительство сейчас будет всячески стимулировать инвестиционные проекты, которые потребуют наших инвестиционных ресурсов.

— В конце прошлого года Владимир Путин поручил правительству изучить возможность создания банка для финансирования строительства жилья. Сформировали ли вы позицию по этому вопросу?

— Официальной точки зрения правительства по этому поводу нет, но с моей точки зрения и моих коллег из Минстроя, это должен быть банк "Дом.РФ". Это единственный банк, который уже имеет опыт работы с достройкой, — Су-155 успешно достраивается, сейчас будет Urban Group. Надеюсь, что правительство нашу позицию поддержит.

О страховании

— После принятия закона о страховании жилья за Минфином остается много подзаконных актов, чтобы этот закон мог заработать. В частности, методика разработки региональных программ страхования. Когда она будет опубликована?

— У нас в работе находится восемь документов, из которых уже разработано семь. Все они находятся в разных стадиях согласования, один из них принят, методика разработки региональных программ опубликована для публичного обсуждения. Один документ — самый сложный, связанный с софинансированием страховой премии со стороны субъектов РФ, — находится на стадии разработки. Как вы помните, софинансирование в законе является не обязательным, а возможным. Наши коллеги, которые занимаются бюджетами субъектов, опасаются, что такое софинансирование будет введено в регионах, которые вынуждены прибегать к помощи федерального бюджета для выполнения своих базовых обязательств. Конечно, это не предполагалось, софинансирование касалось тех субъектов, у которых имеется некий избыток средств, которые они могут после выполнения своих базовых функций направить на страхование. Для остальных софинансирование будет равно нулю, и граждане, которые будут участвовать в программе, будут платить 100% страховой премии. Мы сейчас дорабатываем эту методику.

— В конце прошлого года Минфин предложил отменить вмененные виды страхования профессиональной ответственности (туроператоры, оценщики, застройщики). Что сейчас с этими предложениями? Почему считаете, что их нужно отменять?

— Речь шла о том, что вмененные виды страхования в текущем виде неэффективны, и их нужно либо пересмотреть, либо придется отменить. Вообще, я считаю, что переход на вмененные виды страхования — это будущее. Для сравнения, обязательный вид страхования — это обязанность купить полис ОСАГО утвержденной формы. Вмененный вид — это обязанность застраховать ответственность перед третьими лицами, которая возникает у вас при управлении автомобилем. Я считаю, что второй тип более правильный и позволит предлагать более интересные продукты. По срокам пока прогнозировать не могу. Тем не менее сейчас активизировался процесс модернизации ОСАГО, призванный повышать гибкость страховых компаний при определении тарифов ОСАГО, к тому же мы сейчас вплотную подошли к усовершенствованию гибкости лимита ответственности. Разумеется, все вмененные виды страхования нужно усовершенствовать. Часто оказывается, что лимит недостаточный, или оказывается, что условия, которые являются обязательными, недостаточно хорошо проработаны. Например, страхование ответственности застройщиков в рамках закона, принятого в 2013 году, получилось абсолютно бесполезной вещью. Минфин предупреждал, что закон работать не будет. Так и получилось — было собрано около 56 млрд рублей, а выплачено меньше 1 млрд рублей.

— Как вы относитесь к идее передаче портфеля страховщиков по страхованию застройщиков в фонд "Дом.РФ"?

— У нас сейчас запрещен этот продукт (страхования ответственности застройщиков — прим. ТАСС), по сути, его нет. Все действующие контракты для новых квартир передаются в Фонд защиты дольщиков. Передать портфель в "Дом.РФ" навряд ли возможно (по закону об организации страхового дела передача страхового портфеля возможна от страховой компании одному или нескольким страховщикам, а "Дом.РФ" не является страховой компанией — прим.ТАСС). Но мы сейчас планируем работу над тем, чтобы страховые компании по существующим договорам передавали ответственность и собранную премию в Фонд защиты дольщиков в случае, если нет признаков наступления страхового случая, но с известным регрессом. Если портфель был передан и через две недели произошел страховой случай, должен быть какой-то регресс со стороны фонда. Как в случае с банками — все договоры, заключенные за какой-то период до банкротства, подлежат ревизии. То же самое должно быть здесь. Но в целом предлагается, чтобы страховая компания передавала ответственность и собранные премии в Фонд защиты дольщиков. Я хочу сразу обозначить важную вещь: если это предложение будет принято, премия должна передаваться пропорционально. Если страховая компания к моменту передачи портфеля несет ответственность в течение половины срока действия договора, то за этот период она должна иметь возможность оставить себе премию. В рамках ГК будет несправедливо действовать по-другому.

У нас нет претензий к страховым компаниям как таковым, и даже когда мы говорим, что они ставили очень низкую ставку (стоимость страхования для застройщиков — прим. ТАСС), которая ниже, чем даже заниженная по социальным соображениям ставка взносов в Фонд дольщиков. Но мы понимаем, что страховые компании это делали, потому что в том виде, как написан закон о страховании ответственности застройщиков, вероятность того, что им придется нести ответственность, минимальна.

Беседовала Лана Самарина



Источник

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
   

Календарь мероприятий

Мы на Facebook