Уход Bloomberg открыл для нас новые возможности

19.08.2022   \  Интервью

Управляющий директор по информационным технологиям и член правления Московской биржи Андрей Бурилов в беседе с ТАСС рассказал о том, как площадка проходила турбулентный период, справлялась с рыночной волатильностью, санкционным давлением и кибератаками в начале года, а также о планах по созданию аналога Bloomberg и торговле цифровыми финансовыми активами (ЦФА).


— В начале этого года российский финансовый сектор пережил особенно турбулентный период. В каком режиме тогда работала команда Московской биржи — 24/7?

— Да, тогда была колоссальная нагрузка. Некоторые сотрудники несколько выходных дома отсутствовали и буквально несли все на руках. Мы ежедневно были на связи с регулятором, ситуация требовала максимального внимания, все эти решения нужно было в оперативном режиме внедрять в наши системы. Но это не первый раз, когда нам приходилось работать в период высокой турбулентности, — похожая ситуация была и в начале пандемии Covid-19. Поэтому наша команда умеет работать в таких условиях.

— В феврале — марте был особенный всплеск кибератак на системы российских компаний. Как Московская биржа справлялась с ними?

— Наша основная торговая инфраструктура обособлена от внешней среды, и в нее физически невозможно зайти неавторизованным способом. Поэтому она надежно защищена и не подвергалась никаким атакам. Основное, с чем мы тогда столкнулись, — это непрерывные DDoS-атаки (действия злоумышленников, направленные на нарушение работоспособности инфраструктуры и клиентских сервисов компании путем подачи большого количества запросов — прим. ТАСС) на наш сайт, который не имеет отношения к торговой инфраструктуре и выступает информационным ресурсом.

Защиту мы выстроили довольно просто — через региональные ограничения. То есть запретили вход всем, кто не из России. Примечательно, что такой же фильтр сделал и один из федеральных телеком-операторов — настолько мощной тогда была атака. Поэтому могу сказать, что система стойко все выдержала. Хотя в периметре нашей группы все же был один сайт, который был недоступен несколько часов. Но мы подняли его уровень защиты.

— А изнутри страны "хакнуть" не пытались?

— Нет, сервера довольно быстро вычисляются. Поэтому те, кто пытаются это делать, чаще находятся за рубежом.

— А как Финуслуги защищены от киберугроз?

— На Финуслугах подход Secure by Design (подход к разработке обеспечения безопасности и конфиденциальности программных систем — прим. ТАСС) использовался с самого начала разработки проекта. Технологическая система этого сервиса разделена на две части: публичная, куда может зайти любой человек и посмотреть предложения, и личный кабинет — с авторизацией через Госуслуги. Мы сознательно разделили технологии, чтобы, даже если витрину взломают, это ничего не дало. Но ни то ни другое не вызвало нареканий и было доступно.

— В последние месяцы активно обсуждался отток ИТ-специалистов, чувствуете ли нехватку кадров?

— Наш штат более чем на 50% состоит из айтишников, и мы эту тему активно мониторим. Однако не могу сказать, что мы почувствовали нехватку кадров. Резкого оттока даже в самые турбулентные месяцы не произошло. Тогда он не превысил и 5%, и это абсолютно нормальная цифра. Да, кто-то приходил и писал заявления на увольнение, но массовой историей это не стало.

— Недавно Минцифры аннулировало статус ИТ-компании Московской биржи. Как это на вас отразилось?

— Сейчас изменился порядок аккредитации ИТ-компаний. Но мы не перестали считать себя ИТ-компанией, и на этом поле нам приходится конкурировать за кадры и ресурсы с очень многими. Помимо высокой доли ИТ-специалистов, у нас все автоматизировано, цифровизировано и нет основных средств, кроме как относящихся к разработке и поддержанию торговых систем. Поэтому, когда все финансовые компании стали получать этот статус, мы начали конкурировать за льготы для сотрудников и тоже хотели его де-юре закрепить. Однако конкурировать на рынке труда хотелось бы за счет интересной работы, а не за какие-то льготы.

— Какие KPI вы используете как ИТ-компания?

— С одной стороны — это надежность и доступность, где у нас сейчас показатель равен 99,99%, а в прошлом году достигал 100%. Это значит, что в рабочее время, когда торги проводятся, биржа всегда доступна, и человек может совершить сделку. С другой стороны, важна скорость изменения и внедрения новых услуг и технологий, особенно в условиях турбулентности и неопределенности.

— То есть вы теперь с "Яндексом" в этом смысле конкурируете?

—Мы как технологическая компания должны проверять работоспособность и предоставлять сервисы, как только их захотели. Поэтому да, наша цель — по скорости внедрения не отставать от "Яндекса".

— Как много биржа инвестирует в ИТ? Увеличились ли расходы в связи с импортозамещением?

— Так сложилось, что на поддержание бизнеса уходит около 60–70% средств, остальные направляются на развитие и трансформацию. Сейчас мы переориентировались на импортозамещение. Если говорить конкретно про импортозамещение, то для нас это две истории — "железо" и софт. Мы сами создаем весь софт, который обеспечивает работу сетевых соединений и скоростей, на него вместе с лицензиями идет примерно треть бюджета. В то же время на оборудование, "железо", уходит порядка 2/3 бюджета. Его в России не много, но компании сейчас развиваются. Это Yadro, "Сила", "Гагар.ИН", Сбер начал разработку собственного сервера и через год обещает сделать свой чип для процессора. Будем с интересом смотреть за этим.

— Я слышала разные мнения, что наши чипы "отстают" от западных аналогов примерно на десять лет. Вы чувствуете из-за этого какие-то проблемы?

— Я думаю, отставание сейчас — примерно на 10–15 лет — за счет нанометров и культуры производства, которую развивать начали только сейчас. Однако цикл обновления оборудования группы "Московская биржа" составляет примерно пять — семь лет в зависимости от класса, а сейчас мы находимся где-то на двухлетнем оборудовании, где-то — на пятилетнем. Поэтому мы спокойны — у нас заложен запас, который неожиданно "выстрелил", и мы знаем, что переживем даже самую тяжелую "зиму", имея два-три года, чтобы протестировать то, что предлагает рынок.

Главный вопрос в том, чтобы производители давали что-то работающее и по разумной цене. Ведь сейчас они будут жаждать не только продавать, но и развивать свой НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, направленные на модернизацию или разработку и внедрение инновационного продукта — прим. ТАСС), чтобы догонять зарубежные технологии. Будем смотреть, как изменятся цены. Хорошо, что эти компании конкурируют между собой — значит, история с ценообразованием будет рыночной.

— Вы отдаете предпочтение российским поставщикам или смотрите в том числе на другие страны — Китай, к примеру?

— Так как мы независимая и торгуемая компания, у нас качественное корпоративное управление, рыночный подход и нет политических преференций. То есть с удовольствием рассматриваем все доступные предложения, которые поддерживают наши скорости.

— Будут ли в связи с импортозамещением меняться тарифы на ИТ-услуги биржи?

— Биржа долгое время не меняла тарифы на ИТ-сервисы — расценки на ряд услуг не менялись более десяти лет, и этим мы помогали участникам сдерживать расходы на предоставление услуг конечным клиентам. Например, шесть лет назад мы переехали в новый ЦОД (Центр обработки данных, где располагаются серверы участников — прим. ТАСС) и понимали, что участникам придется вложиться в обновление собственной инфраструктуры. Тогда тарифы не были пересмотрены, что позволило клиентам "накопить жирок" и обеспечить работу инфраструктуры, а также предсказуемость бюджета.

Однако за десять лет ситуация на рынке ИТ-сервисов существенно изменилась, выросли расценки на услуги третьих лиц, объемы внутренней разработки по добавлению новых функций и возможностей. Сейчас мы одними из последних в отрасли начинаем постепенно двигаться в сторону пересмотра тарифов, и они будут меняться поэтапно, чтобы участники смогли спланировать бюджет. Повлияет ли это на издержки конечных клиентов — это уже вопрос брокеров, но мы стараемся свести это влияние к минимуму. Доля ИТ-сервисов в расходах посредников традиционно невелика, большая часть всегда приходится на биржевую комиссию.

— Пришлось ли бирже отказаться от каких-то проектов из-за сложившейся ситуации?

— Из-за оборудования — нет. Но мы переформатировали ряд бизнес-проектов — это иностранные ценные бумаги, линки с западными площадками (доступ к зарубежным пулам ликвидности — прим. ТАСС), которые вдруг стали недружественными. Но они заменяются проектами с дружественными странами, где выстраивается уже новая инфраструктура. К тому же мы внимательно изучаем, как можем заменить ушедших с российского рынка поставщиков финансовой информации, потому что у биржи в этом есть богатый опыт.

— То есть вы планируете разработку терминала — аналога Bloomberg и будете предлагать его банкам, брокерам и другим заинтересованным?

— Есть гипотеза, что подобный продукт будет востребован. Когда иностранные вендоры ушли, мы не сильно расстроились, а, наоборот, увидели открывающуюся нишу, потому что как раз выступаем провайдером такой информации и имеем почти все необходимые ингредиенты: котировки по широкому спектру инструментов, референсную информацию по торгуемым инструментам, терминал MOEX Dealing и много чего еще.

— А с кем будете разрабатывать? У вас уже есть утвержденные поставщики?

— Мы внимательно изучаем, что и с кем можем сделать, и открыты для потенциальных партнеров. Показывать котировки может много кто, но необходимо взаимодействие, и в этом мы видим свою задачу. К примеру, чат — все ушли в Telegram — но профессионального инструментария для общения там не хватает. Этот опыт у Московской биржи есть, мы даже "расчехлили" собственное приложение и планируем адаптировать его к актуальным запросам клиентов. Еще к нам приходят компании, которые говорят, что смогут обеспечить поток данных, и мы смотрим, насколько можем быть им полезными.

— А если брать иностранную аналитику? Вы планируете обращаться за ней к международным финансовым компаниям?

— Сейчас мы взаимодействуем с рядом компаний, у них есть аналитика, вопрос в том, как ее правильно выбирать, транслировать, искать и т.д. Пока начнем с российских источников, а дальше в зависимости от потребности будем смотреть на иностранные. Важно понять, что продукт используется.

— Другим странам будете терминал предлагать?

— Мы всегда открыты к любым предложениям, которые помогают развивать наш бизнес и бизнес наших партнеров. У нас есть успешный опыт по экспорту технологий.

— Ранее сообщалось, что биржа изучает возможности допуска различных инструментов на основе ЦФА. Когда вы планируете выпустить на рынок раннюю версию продукта по блокчейну?

— Да, это в планах до конца года.

— Уже есть заинтересованные в размещении своих токенов?

— Мы с одним из партнеров прорабатываем эту гипотезу. Могу сказать, что это компания из реального сектора. Ведь здесь основной смысл — связать основные средства компании с инвестиционным рынком, используя цифровые технологии.

— Коммодитиз можно будет цифровизировать? Думаете о том, как это сделать?

— Конечно, главное, чтобы это создавало добавленную стоимость для участников рынка. Как это сделать — посмотрим, у нас богатый опыт.

— Как будет работать система ЦФА?

— Мы рассматриваем ЦФА как инструмент для обращения на бирже, то есть цель — предложить участникам рынка еще один инвестиционный инструмент. Главная сложность в том, что это абсолютно новый продукт для всего рынка, начиная с регулирования и заканчивая программным обеспечением, а также его интеграцией в существующие системы биржи и ее клиентов. При этом ЦФА — это принципиально новый способ гарантирования того, что информация никуда не утечет и не будет подменена.

— А в Национальном расчетном депозитарии (НРД) возможно подменить информацию?

— Нет, подмена невозможна. Нормально выстроенная централизованная система обеспечивает клиентам такие же гарантии.

— Совсем недавно особую актуальность приобрел вопрос о защищенности активов клиентов в условиях банкротства брокера, если они находятся не на сегрегированных счетах. ЦФА могут обеспечить сохранность в такой ситуации?

— Эти вопросы прорабатываются в рамках законодательства.

— Как много времени должно пройти, чтобы люди имели возможность использовать ЦФА для обычной жизни?

— Есть ряд операторов, которые сейчас эту тему прорабатывают. Я думаю, за пару лет будут найдены интересные бизнес-кейсы.

Источник - ТАСС

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.