Руслан Гринберг: «Когда крупные банки жалуются на отсутствие конструктивного диалога с ЦБ - это просто лукавство»

03.08.2017   \  Интервью

Руслан Гринберг, научный руководитель Института экономики РАН, рассказал порталу Finversia.ru в чём заключаются опасности монополизации банковского сектора и почему здоровая критика действий регулятора жизненно необходима.

- Руслан Семёнович, раскол в АРБ связан исключительно с личностью Гарегина Тосуняна или же это конфликт системный?

- Мне трудно сказать – для этого нужно знать, какие претензии предъявляются к нему. Мы с ним давно знакомы, работаем вместе в Российской академии наук. И я знаю его как высокопрофессионального и здравомыслящего человека. Тут могут быть симпатии и антипатии. Но конфликт этот больше системный - Вы правильно сказали. У меня такое ощущение, что есть противоречие между системными банками и сообществом остальных банков. Это негативный тренд. Монополизация банковского сектора продолжается и находит свое выражение в институциональных изменениях. Банк России занял в этом конфликте внешне нейтральную позицию, но ясно, что он больше симпатизирует бунтовщикам.

-…заговорщикам.

- Владимир Ленин еще говорил, что монополия ведет к загниванию. Здесь он прав. В монополизации банковского ландшафта зародыш распада всей системы. Власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно.

- Я был на том знаменитом съезде, где был знаменитый доклад, с которого начался конфликт. Помню, как представители правительства, крупные банки и ЦБ выступили единым фронтом. Мелкие банки оказались в угрожающем меньшинстве.

- Да, в правильном направлении размышляете. Тут баланс нужен. В цивилизованных странах есть сдержки и противовесы. При этом как-то вместе уживаются и гиганты и средние и маленькие. Это все очень важно для общего инвестиционного климата. Но мелких у нас слишком мало – около 20% по вкладу в ВВП, а нужно - 60-70%. Когда идёт концентрация капитала вокруг крупнейших представителей системы, то тут уже не до малых банков. Их нужды будут игнорироваться. Средние и мелкие банки последовательно лишают слова.

- Одним из вариантов рассматривается слияние с Ассоциацией региональных банков.

- Это чисто формальна история. Между двумя этими союзами – АРБ и Ассоциации региональных банков не было особых различий. Если вы представляете интересы банковского сообщества, то работу можно было вместе делать. Но у нас всегда ведь так. Лучше быть у мухи головой, чем у слона хвостом. История с АРБ естественна. Но что дальше? Думаю, дело не в личности руководителя АРБ. Здесь надо понимать – какова перспектива?

- И вообще со всем малым и среднем бизнесом?

- Да. В своё время я выступал в пользу больших корпораций. Ведь в глобальной экономике с гигантами могут бороться только гиганты. И вот начинается эта самая консолидация. Но часто она искусственна. А должен быть баланс. Как говорится, «мамы всякие нужны - мамы всякие важны». И АРБ об этом заботится, что я могу сказать совершенно определенно. Конечно, чем меньше тебя критикуют, тем проще тебе жить. Но ведь это консервирует застой. Надо понимать, что АРБ - оппонирующая общественная организация. И она имела влияние. Но в правительстве и Банке России по всей видимости хотят, чтобы не было ни одного оппозиционного голоса.

- Крупные банки – когда выходили из АРБ – они пожаловались на отсутствие конструктивного диалога с регулятором. Очевидно, по модели «один банк – один голос» такой диалог они не могут выстроить.

- Сбербанк по размеру к 60% приближается всей системы. Помните, в советское время кругом висели плакаты «Летайте самолетами Аэрофлота»? А чем еще летать, спрашивается?!

- Как вы думаете, ЦБ и правительство должны вступить в этот конфликт?

- Понятно, что государство должно вступить в этот конфликт. Ведь его создали, чтобы прислушиваться к общественным интересам. А АРБ – институт гражданского общества. Не нравится вам председатель, можно вступить в переговоры, чтобы обновить руководство. Это нормальный процесс. Но когда крупняк говорит, что нет конструктивного диалога с ЦБ, то у меня стойкое впечатление, что это лукавство. Конструктивный диалог нужен тогда, когда есть расхождение позиций. А я смотрю, у ЦБ и у крупных банков позиция одна. Банкиры из этих учреждений никогда не критикуют ЦБ.

- Критикуют. Не хотят платить взносы в АСВ как другие…

- А, в этом смысле?! Ну правильно. Когда речь заходит о взносах в АСВ, крупные банки предлагают принцип равенства. Политика же Банка России кажется им оптимальной. У меня впечатление, что выход крупных банков из АРБ – это протест против критики регулятора.

- Может имеет смыслы создать три Ассоциации?

- Можно четыре и даже пять. Тут вопрос влияния. Если гранды создадут свою собственную Ассоциацию, то по силе влияния она будет куда мощнее, чем все вместе взятые. Не думаю, что это выход из положения. Это будет смешно и контрпродуктивно.

- Руслан Семенович, за последние месяцы произошло несколько неординарных событий. Например, прецедент с «Югрой» и опротестование деривативной сделки между Транснефтью и Сбербанком. И то, и то способно разрушить всю систему.

- Я не вижу тут какой-то конспирологии. Другой вопрос, что банковская сфера, в моем представлении, оторвана от реального сектора. Взять последнюю новость про то, что прибыль всех банков в первом полугодии 2017 года достигла исторических максимумов в 750 млрд рублей. Что это? Разве это отражает нынешнее состояние экономики? Нет, потому что экономическая активность в стране, по-прежнему, на нуле. И подобный тренд мы видим не только в России – во всем мире. Финансиализация капитализма оказалась контрпродуктивна. С точки зрения неравенства и с точки зрения обслуживания реального сектора.

- А банковский сектор – площадка, через которую должны идти инвестиции в экономику?

- Да, в реальную экономику. Сегодня мир стоит на пороге принципиальных изменений. Скоро изменится всё. И очень важно, чтобы регулятор – сейчас имею ввиду ЦБ - противодействовал угрозе хаотизации и угрозе монополизации. Регулятор должен следить, чтобы у крупных банков не было тепличных условий. Мантра «too big to fail» - всего лишь свидетельство несправедливости устройства нашего мира. В общем, выше упомянутый банковский «успех», это не что иное, как российский вариант деструктивного отрыва финансового сектора страны от ее реальной экономики.

Возвращаясь к конфликту вокруг АРБ. Я считаю, должна сказать своё слово общественность. Но она молчит. Потому что в стране нет каналов решения вопроса. Но тут мы вторгаемся на зыбкую почву несменяемости власти и тому подобного. По нынешним временам любая критика воспринимается антипатриотическими выступлениями. Не иначе. Но критика АРБ действий Банка России – это здоровая критика. Она нужна для всех. Конфликт вокруг АРБ, как вы могли заметить, не вызывает нигде особого внимания. О нём не говорят. Нигде нет критического настроя.

- Когда на том самом съезде я услышал критику, я на секунду поверил, что дискуссия как таковая, поиск решений – всё это вернулось в нашу жизнь. К сожалению, оказалось, что нет.

- Да. Тренд такой, что нет. Некоторые говорят, что нет запроса в обществе на демократизацию. Я был шокирован, когда узнал результаты опроса ВЦИОМа по Сталину. 62% россиян за то, чтобы восстановить памятники Сталину. Это, знаете, далеко совсем зашло дело. Это народный запрос. И тут недалеко от принятий законов в этом направлении.

- Потеря памяти?

- Нет. Здесь скорее действует комбинация бедственного положения людей и мощной антизападной пропаганды. Два фактора друг друга питают. Политика ослабления АРБ в том же тренде. Независимые критические голоса неуместны, особенно когда кругом враги



Источник - finversia.ru

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Новости АРБ    18.10.2017 08:46

Актуальные вопросы выполнения требований FATCA и CRS на заседании Комитета АРБ по ПОД/ФТ

Новости АРБ    17.10.2017 17:11

АРБ выступает за сохранение действующей редакции Закона о потребительском кредите