Мы пришли в Россию надолго

04.06.2018   \  Интервью

Французская финансовая группа Societe Generale, работающая на российском рынке уже 25 лет, несмотря на санкции, уходить с рынка не собирается, наоборот, в ближайшие годы планирует нарастить бизнес. В интервью агентству "Прайм" главный исполнительный директор группы Фредерик Удеа поделился своими оценками, почему не стоит работать с криптовалютой, зачем кредитным организациям инвестировать в технологии, какими будут банки будущего и смогут ли безналичные платежи вытеснить наличные деньги.

- Как вы в целом оцениваете текущее состояние российской банковской системы?

— Стоит отметить, что многое изменилось. Мы были свидетелями консолидации банковского сектора: количество банков сократилось вдвое за последние четыре года. А за минувший год мы наблюдали переход нескольких крупных частных банков под контроль Банка России.

Как и все российские банки мы испытывали некоторые сложности, связанные с экономическим кризисом, который начался в 2015 году, но мы справились благодаря качеству кредитного портфеля. 2017 год был для нас успешным, и мы хотим развивать нашу деятельность. Мы достаточно долгое время работаем в России, и наша приверженность этой стране является долгосрочной.

- Сегодня многие страны стремятся увеличить долю безналичных расчетов. Как вы считаете, можно ли довести долю безналичных платежей до 100%?

— Конечно, мы видим, что на каждом рынке развиваются новые способы оплаты. Это могут быть карты, например, во Франции можно расплачиваться бесконтактной картой за покупки до 30 евро — этот способ очень хорошо развивается. Мы будем наблюдать развитие разного рода быстрых платежей — мы уже сейчас с помощью мобильных приложений можем переводить деньги от одного человека другому, это очень просто.

Я считаю, что в будущем люди будут меньше использовать наличные, но не думаю, что наличность исчезнет в следующие два-три года. Людям требуется время, чтобы привыкнуть к новым способам оплаты: они хотят убедиться в их надежности и безопасности, получше ознакомиться с ними, и от рынка к рынку длительность этого периода может разниться.

Поэтому, скорее, стоит говорить о том, что тренд будет на постепенное уменьшение объема наличности в обращении, чем на резкий рост доли безналичных платежей.

- Одним из самых острых вопросов в области финтеха – регулирование криптовалют. Некоторые российские банки готовы с ней работать, как только в стране примут соответствующий закон. А Societe Generale было бы интересно работать с криптовалютой?

— Во-первых, люди часто говорят о криптовалютах и подразумевают под этим биткоины. Биткоин — это только одна криптовалюта из многих, которая предоставляет пользователю анонимность, поскольку он не знает, откуда пришли денежные средства и куда ушли. Я скептически отношусь к биткоинам как к средству платежа и как к средству для инвестиций. И я лично не стал бы инвестировать в биткоины, поэтому не хочу даже думать, что мы как банк будем советовать и помогать людям инвестировать в биткоин.

Во-вторых, говоря о криптовалюте как средстве платежа — в мире, где власти хотят знать, откуда и куда идут денежные потоки, по многим причинам, включая противодействие отмыванию доходов, уклонение от налогов и финансирование терроризма, я не верю в систему, которая в долгосрочной перспективе предоставляет анонимность.

Если думать о криптовалюте как о способе проведения транзакций и снижении издержек на международные платежи, то да, почему бы и нет. Но на данном этапе я сильно сомневаюсь, что правительства захотят становиться частью такой системы, поскольку она может снизить их способность контролировать монетарные политику. Так что я не уверен, что криптовалюту можно будет использовать в таком виде в ближайшее время.

Третья составляющая криптовалюты — это сама криптотехнология, которую можно использовать для того, чтобы обезопасить транзакцию. Я сейчас говорю о распределенных реестрах, они могут использовать этот метод, чтобы сделать транзакцию безопасной. Я уверен, что в торговом финансировании этот метод будет пользоваться популярностью. Мы уже его протестировали.

- Многие российские банкиры серьезно опасаются выхода технологических компаний на финансовый рынок. А каково ваше мнение по этому поводу – могут ли они стать серьезными конкурентами банкам?

— Здесь нужно провести черту между разными видами банковской деятельности. В корпоративном секторе, где вращаются большие деньги, присутствуют корпоративные инвесторы, вряд ли стоит ожидать выхода технологических гигантов. Но вполне вероятно, что в розничном сегменте, особенно если речь идет о платежных технологиях, могут появиться новые игроки из разных сфер. Обычно технологические компании предоставляют такие услуги, это часть их бизнес-модели. Для банков это, конечно, сказывается на снижении доходов и увеличении количества новых конкурентов.

В то же время, я думаю, суть банковской деятельности – это обеспечивать сохранность сбережений, то есть размещать депозиты, помогать людям сберегать их деньги. Банки – это системы, которые имеют большое значение для правительства, органов власти и населения. Так что я думаю, что каждое учреждение, которое занимается размещением депозитов, должно соответствовать тем же требованиям, что и банки, особенно в области безопасности.

Да, появятся новые конкуренты, но это, скорее всего, будут не финтех компании, поскольку с ними мы преимущественно сотрудничаем. А большие финтех компании будут заходить лишь в некоторые сегменты банковского сектора. Так что мы уверены, что банки будут оставаться конкурентоспособными, пока им доверяют клиенты.

- А как вам кажется, банкам придется наращивать свою технологическую составляющую, чтобы не потерять клиентов?

— Определённо. Для того чтобы оставаться конкурентоспособными, банкам нужно делать существенные инвестиции в новые технологии. Ведь их появление приводит к тому, что поведение клиента меняется: люди меньше обращаются в отделения, начинают чаще использовать цифровые каналы обслуживания, так как они удобнее, дешевле и более эффективны.

Во-вторых, искусственный интеллект или, в более широком смысле, автоматизация процессов — это способ решать простейшие задачи автоматически, а человеческие ресурсы сосредотачивать на более сложных процессах, приносящих большую эффективность, а не на простых, рутинных задачах.

Так что банки должны принять новые технологии, инвестировать в них и таким образом изменить способы взаимодействия с клиентами. И это то, что мы делаем на рынках своего присутствия, включая Россию.

Мы инвестируем в управление базами данных, искусственный интеллект, инфраструктуру, которая помогает разрабатывать инновационные решения. Это ядро нашей стратегии. И я думаю, что все банки должны сделать это центральной частью своего стратегического развития.

- Вы широко используете искусственный интеллект в деятельности группы?

— На данном этапе мы находимся на подготовительной стадии и больше работаем над исследованиями в этой области. У нас есть IT–центры экспертизы и передового опыта, в которых в настоящее время успешно тестируются способы применения искусственного интеллекта в принятии решений по кредитным заявкам, отслеживании отношений с клиентом. Есть новые сферы, где искусственный интеллект может быть использован для снижения временных издержек как для клиентов, так и для сотрудников.

Например, с помощью искусственного интеллекта можно принимать более качественные решения, обезопасить многие процессы и снизить уровень рисков. Так что в ближайшие годы мы будем внедрять искусственный интеллект в этих сферах уже на промышленном уровне. Но пока мы только проводим разные тесты.

- США четыре года назад ввели санкции против России. Это усложнило работу вашему банку?

— Российской экономике пришлось адаптироваться к санкциям, и некоторые из наших клиентов тоже должны были приспосабливаться. У нас не было выбора, как международный игрок мы должны соблюдать санкционный режим. Но в целом, по моему мнению, снижение цен на нефть повлияло на российскую экономику гораздо больше.

Мы смогли адаптироваться к новой реальности, добились значительного прогресса на российском рынке и продолжим в том же духе.

- Санкции как-то повлияли на отношения между бизнес-сообществами в России и Франции?

— У нас есть твердое убеждение, что Россия и Европа являются близкими соседями и разделяют принципиально общие интересы. Я верю в то, что политический диалог будет продолжен, а мы можем сыграть роль в настраивании взаимоотношений между бизнес-сообществами в России и Европе.

- Как бы вы оценили торговые и экономические отношения между Россией и Францией?

— Несмотря на санкции, французские компании никогда не переставали интересоваться Россией. Они инвестируют и продолжают развивать свой бизнес с российскими компаниями. В то время как и некоторые российские инвесторы рассматривают возможности для бизнеса в Европе. И мы рады помочь им в этом, если есть такая возможность.

- Чем могли бы заняться российские инвесторы во Франции?

— Во Франции сейчас многое меняется: экономика с достойной системой образования, хорошая демографическая ситуация, достаточное количество трудоспособного населения.

И во многих сферах Франция занимает достаточно прочные позиции, например активное развитие финтех-индустрии. Так что цифровые технологии могли бы стать сферой для расширения прочного сотрудничества, поскольку Россия также прилагает немало усилий для развития этого направления. Так почему бы совместно не инвестировать в эту отрасль?

В энергетическом секторе и инфраструктуре у нас тоже есть общие интересы и значительные возможности для развития партнерства.

- Каким вы видите банковский бизнес через 10 лет?

— Во-первых, я думаю, что банки станут полностью цифровыми. Объем технологий и объем информации будет сильно отличаться от того, что мы видим сегодня. Определенно есть преимущество в том, чтобы сочетать возможности технологий и способности людей.

Но чтобы доверить свои финансы цифровой системе, людям в первую очередь важно пообщаться с менеджером, который сможет дать им совет, опираясь на свой опыт, и помочь принять правильное решение. Поэтому, несмотря на то, что технологии в будущем станут играть более заметную роль, я думаю, люди все равно останутся частью банка.

Во-вторых, банковский бизнес станет более открытым. Ведь существует концепция экосистем, и все больше клиентов хотят получать более широкий спектр услуг, выходящий за пределы банковских сервисов. И банки могут стать частью этого, потому что предоставляют возможность переводить средства, оплачивать товары и услуги. Так что банки должны задумываться о создании партнерских отношений с компаниями и поставщиками услуг и, как следствие, стать более открытыми.

В-третьих, рынки будут и дальше консолидироваться, в том числе и банковский сектор, потому что организациям нужно будет проводить инвестиции, продвигать свой бренд, привлекать таланты. А этого, скорее всего, в долгосрочной перспективе будет легче достичь крупным компаниям. И в-четвертых, если думать на десять лет вперед, банки будут принимать непосредственное участие в трансформации экономик.

- А от Чемпионата мира в этом году чего вы ждете?

— Я жду, что на Чемпионате мира выиграет команда Франции.

Анастасия Сапрыкина

Источник - ПРАЙМ

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Аналитика    Сегодня 11:48

Рублевые активы продолжают понемногу восстанавливать потери

Fixed Income Daily. УРАЛСИБ Кэпитал.

Аналитика    Сегодня 10:59

В секторе ОФЗ нейтральная динамика

Аналитика ФИНАМ.