Антонио Фаллико: меня удивляет ослабление рубля, он недооценен

12.09.2018   \  Интервью

В начале августа группа сенаторов США внесла на рассмотрение верхней палаты Конгресса законопроект о новых антироссийских санкциях, на фоне чего рубль начал слабеть по отношению к евро и доллару. Уже в начале сентября евро и доллар обновили максимумы с марта 2016 года — доллар превысил 70 рублей, а евро — 81 рубль. Как работать итальянскому банку в таких условиях и что ждать от российской экономики дальше рассказал в интервью ТАСС на полях Восточного экономического форума (ВЭФ) председатель совета директоров банка Intesa Антонио Фаллико.

— В последний раз мы встречались на Санкт-Петербургском экономическом форуме, тогда была несколько другая ситуация в экономике, сейчас она стала немного острее. И в связи с этим мой первый вопрос: как вы оцениваете влияние нового пакета санкций на российскую экономику в целом и на банковскую систему в частности?

— Надо готовиться к новым санкциям. Мы провели очень углубленное исследование тех отраслей экономики, которые не находятся под санкциями или которые, как мы думаем, не будут находиться под санкциями. Мы очень плотно работали с внутренней службой банковской комплайнса, со многими американскими бизнес-адвокатами. И мы нашли вполне солидное пространство для работы. Мы можем работать в нефтегазовом секторе, мы можем работать, не опасаясь санкций, в инфраструктурном секторе, например, в дорожном. Поэтому мы думаем, что мы можем придти к заключению таких соглашений, сделок, которые были бы интересны как для нас, так и для российской стороны.

— У вас уже есть на примете какие-то проекты в этих отраслях?

— У нас много проектов. Один из проектов, за которым мы очень внимательно следим и ждем решений в ближайшее время, — это проект "Северный поток-2". Это проект, который мы хотим финансировать, как мы финансировали и "Северный поток-1". Мы верим в то, что этот проект будет осуществляться без обструкций. По состоянию на сейчас у нас есть основания для оптимизма.

Есть и другие проекты уже внутри России, речь идет о перерабатывающих заводах в нефтегазовой области, в том числе территориально недалекие отсюда. И мы чувствуем себя уже причастными к их реализации. Можно было бы также продолжить работу с разными инфраструктурными проектами. Недавно был одобрен проект по строительству морского терминала для сжиженного природного газа. Это проекты, за которыми мы внимательно наблюдаем.

— Интересно ли вам кредитование жилищного строительства в России? Ведь по новым требованиям законодательства жилищное строительство может производиться только с применением банковских кредитов и счетов эскроу.

— На эту отрасль мы не смотрим очень позитивно. Потому что в России есть риск появления "пузыря" в сфере недвижимости. Лично у меня очень консервативный подход к этой отрасли. Мы видим, что темпы строительства очень медленные, а получение разрешений проходит еще медленнее. Мы видим, что многие компании, которые занимаются недвижимостью и строительством, особенно в такой деликатный момент, оказываются в сложном положении. И банки, которые это финансируют, тоже страдают.

— Давайте вернемся к более стратегическим вопросам. Как отразятся меры российского Центробанка по охлаждению потребкредитования и по дедолларизации банковских активов на бизнесе банков и банковской системе в целом ?

— Мы приветствуем эту инициативу Центрального банка. Она позволяет избежать тех катастрофических последствий, которые мы видели в Соединенных Штатах, где стимулирование потребления привело к тем результатам, которые мы видели. Стремление выйти из империи доллара, уйти от полного правления доллара, мы тоже считаем, что это позитивное направление.

— Как это отразится на вашем бизнесе? И возможен ли переход между Россией и Италией на расчет в национальных валютах, то есть рубль и евро?

— Я думаю, что рано или поздно наступит момент, когда страны начнут вести расчеты в своих национальных валютах. И я считаю, что особенно в условиях ужесточения санкций это мудрая политика. Я, естественно, являюсь патриотом евро. И когда я вижу, что ЦБ сократил свое присутствие в американских ценных бумагах, конечно, я рад. Но мы не знаем, как он использовал освободившиеся средства. И я буду очень внимательно читать следующий отчет ЦБ, чтобы понять, на какие другие валюты регулятор переключился.

— Как сейчас происходит взаимодействие вашего банка с теми компаниями, которые все-таки попали под санкции?

— Это самая болезненная часть нашей беседы. В данный момент, когда формируется новая инвестиционная политика, мы оказываемся безоружными. Разумеется, мы не можем финансировать те структуры, которые находятся под санкциями. Поэтому мы предпочитаем сейчас сосредотачиваться на проектах, которые не находятся под санкциями, чем на компаниях, которые не находятся под санкциями.

Мы хотим быть лояльными по отношению к той политической ситуации, в которой мы работаем. И поэтому как международная компания, работающая в глобальном масштабе, мы не хотим сталкиваться с проблемами. Но есть различного рода инструменты, при помощи которых можно работать и в нынешних условиях, но давайте не будем вдаваться в детали.

— Есть ли на балансе у вас проблемные кредиты?

— Это примерно 10%, но я говорю о банке в России. В прежние годы было хуже. За последние два года у нас не появилось новых проблемных кредитов. То есть все проблемы, которые есть, мы их принесли из далекого прошлого. Но я должен сказать, мы вошли в положение наших клиентов и они вошли в наше положение. Поэтому мы все реструктурировали. Теперь нам не на что жаловаться, потому что все соблюдают достигнутые договоренности.

— Использует ли банк в работе новые прорывные технологии и финтех, как это помогает бизнесу?

— Мы используем блокчейн для некоторых продуктов "трейд энд файненс". Наши коллеги плотно работают по этому направлению с Европейским центральным банком.

Мы очень внимательно относимся к тому, что называется публичным блокчейном, потому что он работает без правил. Но мы верим в правила, и мы хотим, чтобы соответствующие сферы регулировались. Мы входим в пул крупных международных банков, которые разрабатывают специальные продукты, которые могут войти в обращение, как мы думаем, примерно в 2020 году. Пока мы видим, что имеющиеся возможности уже позволяют существенно ускорять процедуры, упрощать и делать их более привлекательными с финансовой точки зрения.

— Последний вопрос. Вы сказали, что будете очень внимательно читать следующий отчет Банка России. А какие ваши ожидания по макроэкономическим показателям? Чего ожидаете в России от ставок по кредитам, динамики ВВП и курса национальной валюты?

— Мы оптимисты. Я по своей природе лично более оптимистичен, чем мои коллеги. Мы полагаем, что по итогам года российская экономика вырастет примерно на 1,5%. Честно говоря, меня удивляет ослабление рубля. Я считаю, что рубль недостаточно оценен. Я вижу, что цена нефти растет. Но даже при этом рубль ослабевает. Мы внимательно изучаем, что происходит в этом плане, потому что для меня это новое явление. Мы считаем, что экономика крепкая, рубль недооценен. Мы остаемся на российском рынке и надеемся расширить наш бизнес.

— Это очень хорошее завершение нашего разговора.

Беседовали Елена Мишина и Мария Степанова



Источник

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Это интересно    Вчера 11:13

Российский мастер создает уникальные монеты с секретом

Всемирную славу приобрел Роман Бутин - мастер из Екатеринбурга, который вот уже несколько лет создает уникальные фэнтезийные монеты с секретом. По сообщению зарубежных СМИ, цены на монеты российского художника могут достигать 10 тысяч долларов США.

Это интересно    Вчера 09:05

За полгода работы трейдинговая фирма Genesis Global выдала криптовалютные займы на полмиллиарда долларов

Базирующийся в Нью-Йорке внебиржевой криптовалютный дилер Genesis Global Trading сообщил, что всего за полгода работы выдал своим институциональным клиентам займы в криптовалютах на сумму более полумиллиарда долларов США. Об этом пишет Bloomberg.