Тосунян: России не нужно спокойствие, как на кладбище

15.07.2011   \  Новости АРБ

Власти страны устраивает скромное увеличение ВВП в 4–4,5% на ближайшие годы. Но эти темпы роста экономики хороши для развитых стран, а отнюдь не для развивающихся. Для России они означают стагнацию. Об этом рассказал на XVI Санкт-Петербургской международной банковской конференции Гарегин Тосунян, президент Ассоциации российских банков.

– При нашем отставании и зависимости от импорта страна продолжает жить на пресловутой нефтяной игле. 0щ По данным Минфина, из 12 трлн доходов бюджета 5 трлн – доходы от нефтегазового сектора и только 7 – все остальное. Такие масштабы говорят о том, что мы должны пересматривать экономическую и денежно-кредитную политику. Мы сейчас с восторгом говорим о том, что возвращаемся к уровню 2007–2008 годов. Мы не просто возвращаемся, а потеряли все это время.

– Наш финансовый рынок должен расти не меньше, чем на 20–25%, чтобы обеспечить темпы роста ВВП в 7–8%. Речь не идет о том, чтобы создавать мыльные пузыри, гнаться за процентами. Не надо довольствоваться тем, что так спокойнее, так стабильнее. Не должно быть все спокойно, как на кладбище.

– Не надо постоянно сравнивать Россию с западными странами. Они пострадали в кризис от ожирения. Мы же находились и продолжаем находиться в состоянии кредитной дистрофии. И то, что нам удается развивать некоторые сегменты, вовсе не говорит о том, что нам удается ее преодолеть.

– Довольно большой процент импорта практически обеспечивает российский потребительский рынок. Это опять свидетельствует о медленном развитии нашего производства. Номинальный рост объема промышленного производства обеспечивается ростом цен. Единственный сегмент в стране, который по росту цен имеет отрицательную динамику, – это строительные материалы. Здесь произошло существенное снижение производства.

– Корпоративные кредиты в России составляют 30% к объему ВВП. По этому показателю мы существенно уступаем развитым странам.

– Россия идет в сторону усиления надзора за банковским сектором. Но надо понимать, что, если есть на рынке мошенники, это не значит, что надо запретить всю финансовую деятельность. Если есть недобросовестные автоперевозчики, не значит, что нужно запретить все дорожное движение. Логика должна быть дифференцированной, точечной. Она требует мастерства. А такое массированное ограничение никак не клеится со стратегией создания в Москве международного финансового центра. Это не фактор привлечения ресурсов, а фактор состояния неопределенности.

– Ландшафт банковской системы таков. ТОП-20 банков – это 72% рынка по активам. Банки с госучастием – это 59%. ТОП 21–50 – уже всего 10%. Банки с участием нерезидентов – 9%. В Бельгии, к примеру, ТОП-5 составляют 84%, в Нидерландах – 74%, в Дании – 67%, в Швеции – 54%. У нас – 48%. Но в США, крупнейшей экономике мира, – всего лишь 24%. В Японии – 15%. Поэтому нельзя сказать, что ограниченное количество банков характеризует устойчивость и развитость системы.

– Развитие микрофинансирования хорошо скажется на рынке в плане его диверсификации. Но пока мы здесь находимся позади таких стран, как Азербайджан, Индонезия, Грузия, Бангладеш.

– Запросы со стороны госорганов становятся дополнительным оброком для банков. Среднемесячное число для крупных банков – 6 тысяч. По среднему банку – это 3,5 тысячи. До 3,5 млн рублей в месяц тратится на исполнение запрос госорганов. Чем крупнее банк, тем выше затраты. Абсолютно бессмысленные, пустые траты. Центральный банк здесь согласился быть нашим союзником для того, что бы сократить число запросов не только по своей линии, но и по линии налоговых органов и правоохранительной системы.

 

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Новости АРБ    15.11.2018 15:59

АРБ провела встречу с руководством Банка России