Сценарии 2016 года обсудили в Высшей школе экономики

19.02.2016   \  Новости АРБ

18 февраля на площадке Высшей школы экономики состоялась Открытая дискуссия на тему «Сценарии 2016 года».

В мероприятии приняли участие Президент АРБ Гарегин Тосунян, Председатель совета директоров МДМ Банк Олег Вьюгин, Председатель совета директоров ИК «Еврофинансы», заведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН Яков Миркин и директор Банковского института ВШЭ Василий Солодков.

«В банковской системе сейчас есть ряд отрицательных показателей, и поскольку она очень зависит от экономики в целом, то, действительно, могла дать сильный сбой. Да, есть волатильность, есть избыточный отзыв лицензий, и в этом смысле назвать здоровой ее нельзя», – заявил, открывая дискуссию Президент АРБ Гарегин Тосунян.

«В экономике происходит спад по множеству направлений. Сейчас мы видим сокращение ВВП, переходящее в рецессию. И даже когда был рост ВВП, зависимость от нефти уже была явным признаком нездоровья. На все это накладывается не совсем благополучная кредитная сфера с ее высокими ставками и частыми отзывами лицензий», – отметил глава Ассоциации.

«Я не очень оптимистично смотрю на рост экспорта и добычи сырья. Кажется, все больше начинает проявляться ограничительный эффект: снижение спроса на российское сырье, сокращение физических объемов на фоне падения цен на ресурс. Это эффект, когда поток сырья упирается в стену. Если отношения с ЕС давали 60% сальдо положительного торгового баланса, с Турцией – 10%, то Китай – это очень большое отрицательное сальдо. Надо еще достроить структуру, чтобы залить Поднебесную потоком сырья и изолироваться», – поделился своим прогнозом Председатель совета директоров ИК «Еврофинансы» Яков Мирки.

«Если санкции будут действовать в полном объеме, то начнется эффект устаревания. Лозунг о том, что все возьмем в Китае, порождает очень много вопросов с точки зрения качества и возможностей. Внешние факторы – ограничительные. С другой стороны, внутренние факторы. Наша экономика «сидит в колодках»: мы живем в условиях ограничительной денежной политики (очень высокий процент, снижение монетизации, насыщенности кредитами). Плюс ограничительная бюджетная политика (кроме ее части, идущей в сторону ВПК), очень тяжелая налоговая нагрузка на предпринимателей, экспонента растущих регулятивных издержек, отсутствие ярких стимулов роста. При внешнем шоке в этой экономике резко растет роль субъективных рисков и решений, когда целые линии бизнеса, товарные потоки, объемные контракты прерываются», – заявил Яков Миркин.

«Это довольно сумрачная среда, поэтому, по моим прогнозам, в 2016 году инфляция составит 12–18%, ВВП снизится на 1 – 5%, доллар будет в диапазоне 75–90 рублей, отношение доллара к евро – 1,0–1,08, стоимость нефти – 33–43 доллара за баррель. По моим ощущениям, нас ожидает «отскок» цен на нефть и их стабилизация в указанном коридоре. Соответственно, не будет драматичных выходов и в курсе рубля», – подытожил Председатель совета директоров ИК «Еврофинансы».

«Власти РФ в условиях низких цен на нефть обсуждают варианты поддержки экономики и оптимизации бюджетных расходов. Мне кажется, что, исходя из сегодняшних реалий, власти не смогут провести достаточно удачно политику адаптации к этим новым реалиям, если, конечно, цены останутся на таком уровне в 40 долларов за баррель, не прибегая к печатанию денег. То есть я сторонник того, что, скорее всего, процесс адаптации пойдёт через скрытую, открытую, но какую-то эмиссию», – заявил Председатель совета директоров МДМ Банк Олег Вьюгин.

«Поскольку как можно снизить заработные платы? Как можно снизить реальные пенсии? Есть два способа – либо меньше платить за тот же труд, меньше платить пенсионерам, либо просто индексировать, а инфляция должна это все скушать. Вопрос как будет выработана инфляция и возможности бюджета, ответ на этот вопрос важен для финансового сектора. Потому что, если каким-то образом удастся пойти, сохраняя макроэкономическую стабильность и достаточно контролируемую и низкую инфляцию, то для финансового сектора это будет сценарий достаточно категорического и мощного сокращения институтов. Собственно, этот процесс уже идёт. Вопрос – насколько он будет быстро продолжаться, и кто останется», – считает Вьюгин.

Директор Банковского института ВШЭ Василий Солодков акцентировал внимание на проблемы с пассивами и активами у негосударственных банков.

«Что такое банк? Это финансовый посредник. У кого-то есть лишние деньги, которые временно ему не нужны, он приносит их в банк, и банк уже выдает их тому, кому эти деньги нужны, получая за это некую комиссию. Это основная функция банка как финансового посредника. Плюс к этому банк исполняет расчетные и платежные функции, но это пока можно оставить в стороне.

Откуда банк берет деньги? Банку выгодно иметь длинные пассивы по фиксированной цене, то есть он должен понимать, сколько деньги стоят. В рамках действующего у нас законодательства все вклады носят отзывный характер: захотел — забрал в любой момент. Что это означает? Что банк не имеет возможности управлять процентной ставкой. И деривативов на процентную ставку у нас тоже никаких нет. А именно деривативы на процентную ставку позволяют хеджировать процентный риск банков во всем мире.

Частные кредитные учреждения попали в замкнутый круг: Из-за страха потерять деньги ответственный бизнес идет в госбанки и там же берет кредиты. И докапитализация доходит только до госбанков. Частным банкам негде брать деньги, кроме как от физических лиц, но это трудоемкий и в текущих реалиях невыгодный процесс. Иными словами, деньги неоткуда брать и некому давать», – заявил директор Банковского института ВШЭ.

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
   

Календарь мероприятий

Мы на Facebook