Президент АРБ выступил на научно-практической конференции Банка России «Правовое регулирование финансового рынка: традиции и новации»

14.11.2017   \  Новости АРБ

Гарегин Тосунян принял участие в работе первой сессии конференции «Мандат центрального банка: современное прочтение», на которой в режиме дискуссии обсуждались вопросы, касающиеся деятельности национальных банков в странах – участниках конференции.

Тезисно приводим точку зрения Президента АРБ по вопросам, рассмотренным в ходе конференции.

Мегарегулятор на основе Центрального банка – мейнстрим или случайность экономической модели?

Вследствие четко выраженной глобальной тенденции предоставления «комплексных финансовых продуктов» со стороны крупных транснациональных финансовых организаций, современные государства вынуждены осуществлять финансовое мегарегулирование.

Как известно, во многих экономически развитых странах реализована т.н. «твин-пикс» модель финансового мегарегулирования, при которой соответствующие полномочия распределены между несколькими (как правило, двумя) органами в зависимости от функций, а не видов финансовых организаций.

Вместе с тем, модель финансового мегарегулятора, в которой соответствующие полномочия закреплены за центральным банком также применяется, в частности, в Норвегии, Дании, Швеции, Исландии и т.д.

Следует признать, что центральные банки играют важную роль в различных схемах мегарегулирования, реализованных в экономически развитых странах. Так, например, в Великобритании Банку Англии подведомственна Служба пруденциального регулирования (The Prudential Regulation Authority, PRA), осуществляющая финансовый надзор в отношении банков, кредитных союзов, страховщиков и крупных инвестиционных фирм.

При этом примечателен опыт другой англосаксонской страны - США, в которой ФРС наделен надзорными полномочиями только в отношении крупных банков, но реализует полномочия по формированию Совета по надзору за финансовой стабильностью (Financial Stability Oversight Council) для координации действий государственных органов, наделенных полномочиями по регулированию и надзору на финансовом рынке.

В целом, мировой опыт свидетельствует, что практически во всех экономическим развитых странах реализована идея финансового мегарегулирования и это правомерно признать «мейнстримом», - считает Президент АРБ.

Независимость центрального банка в условиях разнообразия регулятивных функций

Необходимость обеспечения независимости центрального банка перед органами исполнительной власти является общепризнанной. Так, например, в ст.107 Маастрихтского договора установлен запрет на подчинение Европейскому центральному банку и национальным центральным банкам предписаниям исполнительных органов Евросоюза и национальных правительств. Рассматривая российское право, следует руководствоваться ст.75 Конституции РФ, определяющей независимость Банка России от других органов государственной власти. При этом, учитывая конституционный порядок назначения на должность Председателя Банка России и норму ст. 5 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» о подотчетности Банка России Государственной Думе, следует определить, что российское право также закрепляет независимость центрального банка от органов исполнительной власти. Всесторонний анализ уникальной совокупности властных полномочий Банка России и его полномочий по осуществлению банковских операций и сделок в рамках реализации государственной денежно-кредитной политики однозначно указывает на целесообразность установления независимости Банка России (как, впрочем и центрального банка любой другой страны с рыночной экономикой), т.к. органы исполнительной власти (Правительство РФ, Минфин России т.д.) заинтересованы в определенных действиях Банка России, которые могут быть нецелесообразными для решения задач Банка России.

Ответственность за экономический рост, в какой мере?

В соответствии с частью 2 ст. 75 Конституции РФ основной функцией Центрального банка РФ, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти, является защита и обеспечение устойчивости рубля.

Таким образом, Банк России, в отличие, например, от Министерства экономики, не может отвечать за всю экономику в целом, в том числе – за ее экономический рост. Банк России является органом регулирования и надзора на финансовых рынках. Поэтому компетенция Банка России, и, соответственно, ответственность должна ограничиваться только сферой финансовых рынков.

Такой подход является обоснованным, однако он не является конкретным. Представляется, что ответственность главного национального банка страны может быть конкретизирована путем определения количественных показателей, за выполнение которых будет обязан отвечать Центральный банк РФ.

Иммунитет надзорного органа от имущественных и иных претензий

В настоящее время фактически существует т.н. «внутренний» иммунитет Центрального банка РФ от принудительного исполнения решений российских судов. Этот иммунитет не предусматривается нормами права. Он появился из-за отсутствия правового механизма принудительного исполнения исполнительных документов российских судов за счет денежных средств Банка России.

В обычной ситуации исполнительный лист предъявляется службой судебных приставов или взыскателем непосредственно в банк, в котором открыт счет должника (ст. 70 Закона об исполнительном производстве).

Учитывая правовое положение Центрального банка РФ как «банка банков», у Банка России внутри Российской Федерации отсутствует корреспондентский счет в рублях в ином банке, с которого можно произвести принудительное взыскание долга на основании исполнительного листа, выданного российским судом.

Указанная ситуация является необоснованной и должна быть изменена путем дополнения российского законодательства нормой о специальном порядке исполнения решений российских судов за счет имущества Банка России.

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.