Мы их попросим...

31.08.2004   \  Новости АРБ

"С точки зрения уровня развития нашей экономики в России сейчас нормальная банковская система. Однако есть и такие ее участники, которые откровенно наглеют", - считает президент АРБ Гарегин Тосунян

БАНКОВСКИЙ СЕКТОР НАШЕЙ ЭКОНОМИКИ - еще недавно такой флегматичный и уравновешенный -теперь пребывает в состоянии нервозности и тревоги. Июльский "кризис доверия", череда громких банкротств, массовый отток вкладов - такого форсмажора на рынке не было давно. Все это вновь поставило на банковскую повестку дня традиционные русские вопросы: "Кто виноват?" и "Что делать?". В эксклюзивном интервью "Итогам" на них попытался ответить президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян.

- Гарегин Ашотович, в настоящий момент Ассоциация российских банков готовит пакет поправок в закон о Центробанке. Какими новыми полномочиями банкиры хотели бы наделить ЦБ, а какие вывести из-под его юрисдикции?

- Мы считаем, что на ЦБ следует возложить ответственность за непринятие мер по обеспечению стабильности национальной банковской системы. Образно говоря, пожарный имеет право применять все виды огнетушителей для ликвидации пожара, и он несет ответственность, если не пытается потушить пожар. Ведь при возникновении напряженности на банковском рынке за ЦБ должно быть решающее слово. Он сможет действовать тогда, когда законодательно будут определены право и одновременно обязанность Банка России в критических ситуациях задействовать весь арсенал стабилизационных мер. ЦБ обязан выдавать стабилизационные кредиты банкам в тех крайних случаях, когда есть риск возникновения системного кризиса и другие меры оказались недостаточными. При этом ЦБ должен ввести в банк представителей временного управления для жесткого контроля за использованием финансовых средств.

- В настоящий момент Внешторгбанк выходит на позицию второго крупнейшего российского государственного банка и согласно ряду прогнозов может вскоре потеснить Сбербанк. Что это - тенденция к укрупнению кредитных организаций или следствие конкуренции на рынке?

- АРБ категорически против того, чтобы какие-то преференции отдавались отдельной группе банков - с госучастием, иностранным или муниципальным участием. Необходимо просто стимулировать развитие всей банковской системы, причем с особым акцентом на регионы. Устойчивый рост ВВП возможен только тогда, когда каждая клеточка единого экономического организма будет обеспечена соответствующей финансовой инфраструктурой, причем как в географическом, так и в отраслевом плане. Кстати, филиальная сеть Сбербанка, к примеру, у нас, наоборот, сокращается...

Внешторгбанк расширяет свою инфраструктуру, в том числе путем покупки других кредитных организаций. Хорошо это? А что в этом плохого?.. Он работает, у него есть средства, будем надеяться, что он сможет соответствующим образом расширять и спектр своих услуг.

И еще. Допустим, если бы был второй Сбербанк - хорошо это или плохо? По крайней мере лучше, когда есть не один, а два или три, а еще лучше пять. Должна быть альтернатива.

- Какую рыночную нишу может занять Внешторгбанк? Он действительно способен потягаться со Сбербанком?

- Скопировать Сбербанк в чистом виде Внешторгбанк не сможет. Сбербанк -традиционная копилка населения в хорошем смысле этого слова. Мы все привыкли хранить деньги в Сберегательном банке и летать самолетами "Аэрофлота". И вряд ли Внешторгбанк сумеет в течение 3-5 лет отнять у Сбербанка значительную часть этого рынка. Но та агрессия, которую сегодня демонстрирует ВТБ, вполне оправданна. Когда в регионах видишь, что у ВТБ открываются новые отделения, то думаешь: и слава богу. Чем больше диверсификация на банковском рынке, тем лучше, да и клиентура начнет получать больший объем услуг.

- Считается, что государственный собственник менее эффективен, нежели частный. Как в этой связи вы можете охарактеризовать тенденцию к поглощению госбанками коммерческих кредитных организаций?

- Если какой-то собственник специально вырастил свой банк для того, чтобы потом его на выгодных условиях продать, то это абсолютно нормально. И говорить, что негосударственный Промстройбанк Когана был съеден государственным ВТБ Костина, нельзя. Это не тенденция, а простая сделка - один решил свой бизнес продать, у другого нашлись деньги на то, чтобы его купить. И не более того.

Но при этом надо понимать, что, если на правительственном уровне было принято решение о разгосударствлении, тогда в этом контексте возникает вопрос, а когда это разгосударствление начнет реализовываться. Или оно возможно лишь в форме передачи контрольного пакета акций ВТБ от ЦБ правительству РФ и никакой системы даже на среднесрочный период нет?..

- Не секрет, что российская банковская система далека от идеала. Многие говорят и о том, что определенная чистка рядов необходима. Но события последних месяцев показали, что "пропалывать" банки нужно очень аккуратно. С вашей точки зрения, каким бы мог быть идеальный механизм очистки российской банковской системы?

- Начну с общего посыла: это не российская банковская система далека от идеала, а любая банковская система любой страны в некотором роде несовершенна. Но сточки зрения уровня развития нашей экономики и всех исторических условий ее возникновения в России сейчас нормальная банковская система, причем она очень быстро развивается и совершенствуется.

Банковская система действительно требует очень аккуратного совершенствования. Никаких резких движений делать нельзя. И в оценке процента отклонений от нормы нужно отталкиваться от объективной реальности. Например, нас часто упрекают, что какая-то часть российских банков обналичивают деньги, но ведь этим занимаются во всем мире. Если верить экспертам, около десяти процентов американских банков промышляют обналичкой. Причем каждый раз, когда мы начинаем ругать банковскую систему, объем безналичного оборота только уменьшается.

Зачастую вместо того, чтобы содействовать дедолларизации, уходу от наличности и от офшорных схем, мы в законодательных или нормативных актах принимаем некоторые пункты, которые приводят к обратному. И если какая-то часть банков занимается такими операциями, это не их вина, а недостаток всей системы. Есть спрос - есть и предложение. Поэтому говорить о том, что у нас кредитные организации слишком много занимаются не тем, чем надо, нельзя.

- Получается, что банкиры у нас "белые и пушистые" и их просто толкают на криминал?

- Почему же, просто есть реалии рынка и есть те его участники, которые откровенно наглеют. Это про Содбизнесбанк. У каждого можно найти нарушения, но нельзя же весь бизнес заменять на левые операции. Однако таких банков единицы. Если сразу ужесточать правила игры, резко повышать планку требований, чтобы все были белые, пушистые, порядочные, честные, то, боюсь, при строгом следовании этим условиям на рынке никого не останется.

Образно говоря, начинать бороться с несоблюдением правил дорожного движения надо с самых злостных нарушителей. С тех, кто ездит по тротуарам, на красный свет, по полосе встречного движения. Отсечь вначале их, а потом, постепенно повышая планку, браться за более серьезных злоумышленников. А не устраивать облаву на несчастных владельцев "Жигулей" за то, что кто-то из них проскочил на желтый, а у кого-то на крыле автомобиля ржавчина выступила.

- И кто будет повышать планку требований?

- Центральный банк и само банковское сообщество. Нам в неменьшей степени, чем регулятору, важно, чтобы на рынке не наглели. Я не хочу называть имена, но, к сожалению, и сейчас есть банки, которые осваивают какую-то нишу и начинают в ней работать нагло и неэтично. Они руководствуются такой идеологией: "Поворую, перестану, жду, когда богатым стану, и тогда начну опять я законы соблюдать". К примеру, некий банк выходит с рекламой, что якобы дает самые низкие проценты, заманивает массу клиентов, а потом с них "стрижет" в трехкратном размере. Дополнительные проценты заложены в комиссионные, и клиент оказывается в ловушке. К сожалению, реалии сегодня таковы, что юридически к такому банку не придерешься, нет у нас жестких правил против недобросовестной конкуренции.

Самим участникам рынка очень неприятно, когда появляются подобные "деятели". Поэтому в вопросах, связанных с обеспечением прозрачности, повышением ответственности собственников кредитных организаций в соответствии с правилами цивилизованной конкуренции, Центральный банк мы поддерживаем. - Правительство недвусмысленно говорит о необходимости укрупнения российских кредитных организаций, банкирам предлагают сливаться и поглощать друг друга. Выходит, будущее России - это несколько крупных банков, а "мелочь" приговорена к съедению?

- Какое именно укрупнение? Укрупнение ради чего? Здесь много нюансов. Сколотить еще один крупный банк из нескольких меньших по размеру или наращивать объем капитализации банковской системы в целом - согласитесь, это совершенно разные вещи. Например, по активам банковской системы мы в десятки раз отстаем от США. Но если поднять минимальный размер капитала банка до 100 миллионов рублей, как это некоторые предлагают, оставить в стране 25 или 100 банков, попутно создать два новых Сбербанка и три ВТБ, то интегрально от этого капитал всей системы не увеличится. В защиту данной идеи некоторые "теоретики" утверждают, что будет некий интерференционный эффект - более крупный капитал начнет притягивать больше инвестиций... Вряд ли. Необходимо иное - укрупнение банков путем роста их капитализации и диверсификация, то есть высокий уровень проникновения этого капитала во все поры нашего экономического организма.

Нам нужно максимально стимулировать докапитализацию российской финансовой системы, упрощать процедуры инвестирования. Ресурсы есть, только они спрятаны - либо в чулках, либо за рубежом в офшорах. Необходим некий политический стимул, сигнал: расцветайте, инвесторы, накачивайте деньгами банковскую сферу.

- К вопросу об инвестициях. Минэкономразвития планировало отрапортовать о том, что экономика этот год закончила с положительным сальдо по движениям капиталов через границу России. Однако уже ясно, что скорее всего будет наблюдаться отток средств. В чем вы видите основную причину бегства капитала из России?

- Я не верю, что в этом году Россию покинет 12 миллиардов долларов, скорее всего значительно меньше, но определенная негативная динамика налицо. Она связана и с колебаниями на фондовом рынке, и с перестраховкой, потому что значительными держателями этого утекающего капитала являются олигархические структуры. И, конечно, "июльская турбулентность" тоже внесла в это свою лепту. Но ничего ужасного я здесь не усматриваю. Российский и международный рынки капиталов - это сообщающиеся сосуды. А сейчас, с учетом последних нововведений в сфере валютной либерализации, они сообщаются по еще более простой схеме. Например, сегодня совершенно легально можно держать деньги на зарубежных счетах. И как только нервы у владельцев капиталов успокоятся, в страну пойдут инвестиции, то есть опять начнется приток средств.

- За первую неделю июля клиентская база банков-нерезидентов увеличилась на 10-15 процентов, в филиалах и отделениях иностранных кредитных организаций стояли очереди вкладчиков и представителей юрлиц. Насколько серьезно усилили свои позиции на российском рынке иностранные банки, как вы оцениваете урон, нанесенный отечественным финансовым институтам?

- Давайте будем точными в терминологии - это тоже российские банки, то есть резиденты. Кстати, они являются членами АРБ. Это наши банки, но с зарубежным капиталом - как бы граждане России, но с иностранной генетикой. Однако в глазах многих россиян они все же иностранные банки, что в корне неверно. И сложившееся мнение насчет их особой устойчивости или особых гарантий со стороны "материнской" структуры тоже весьма спорно. Действительно, в наиболее тревожные дни к ним произошел определенный переток клиентов. Почему? Во-первых, из-за уже упомянутого мною сложившегося мнения, а во-вторых, из-за определенного позитивного консерватизма, присущего этим банкам. Но и у этой медали есть обратная сторона: чрезмерная дотошность при выборе клиента, очень долгая процедура принятия решений, выборочность -здесь я работаю, а здесь нет. Российские банки более адаптированы к нашим реалиям и условиям, они более мобильны, быстрее подстраиваются под меняющуюся рыночную конъюнктуру. Но когда вдруг возникает какой-то ажиотаж, все бросаются туда, где консервативнее. Когда же начинается экономический рост, ищут обратное. Это нормальная ситуация. Сейчас произошло некоторое перетекание клиентов. В том числе и в Сбербанк, и во Внешторгбанк. В этом нет ничего страшного - очень скоро начнется обратный процесс.

- То есть банки с иностранным капиталом тоже не слишком устойчивы? Но за их спиной стоят крупнейшие мировые финансовые структуры...

- До недавнего времени Гута-банк был весьма устойчивым, и к банку "Диалог-Оптим" не было особых претензий... Если, не дай бог, пробьет час Икс, то иллюзии насчет того, что кто-то более надежный, а кто-то - менее, очень быстро рассеются. Почему? Вы скажете: не может вдруг грохнуться такой-то (не хочу называть кого-то конкретно, чтобы отдельно не выделять). Да, он не грохнется, просто альма-матер скажет: баста, у этой страны перед нами масса задолженностей, она не выполнила это и это. Прекратить все операции, а инвесторы и кредиторы пусть подают на нас иски в свои государственные ведомства и в суды, а мы им регрессные претензии выкатим. И будем в рамках встречных исков рассматривать дело. И бедный клиент станет бегать по судам...

Не дай бог, если такое случится. И поэтому нельзя говорить о том, что кто-то лучше, а кто-то хуже. Это в корне неверно. Просто кто-то действует осторожнее, а кто-то - оперативнее.

В национальной банковской системе России должны стабильно и динамично развиваться банки с различным капиталом: и государственным, и частным российским, и муниципальным, и иностранным. При этом мы считаем, что российский капитал должен играть в отечественной банковской системе заметную, значительную роль в силу огромного природного и экономического потенциала нашей страны.

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Новости АРБ    15.11.2018 15:59

АРБ провела встречу с руководством Банка России